Официальный информационный портал Раменского района

Официальный информационный портал Раменского района


Вы сейчас
в ГОСТЕВОМ режиме

[ Парольный ВХОД ]

[ Регистрация ]
[ Вспомнить пароль ]
 

 

Гостей: 1

 

Пользователей: 0

 

Рейтинг@Mail.ru

ВНИМАНИЕ!!!

Ваш Internet-обозреватель не поддерживает Cookie-файлы либо эта возможность отключена.

Для корректной работы необходимо задействовать этот сервис в свойствах обозревателя.

 

[ Обсудить статью ]

2013.11.27

Разместил: Российская газета
 

Подмосковный соцвопрос

 

В 2014 году Подмосковье отдаст на социальную сферу 77% расходов бюджета. Это абсолютный рекорд: ни один регион не готов тратить на социалку больше.

 

О том, на какие благие дела будут направлены столь значительные расходы и какого эффекта ожидают от них в регионе, на "Деловом завтраке" в "РГ" рассказала первый зампред правительства Московской области Лидия Антонова.

 

Разговор в пользу бедных

 

Лидия Николаевна, хотелось бы с ходу задать неудобный вопрос: почему при ежегодно возрастающих расходах на социальную сферу доля граждан, живущих за чертой бедности, не уменьшается? Более того, по прогнозам областных экономистов, в следующем году она даже возрастет — с 7,3 до 7,8%. Неужели и 77% бюджетных расходов на социалку мало, чтобы хотя бы стабилизировать ситуацию?

 

Лидия Антонова: Рост связан с тем, что мы пересчитали потребительскую корзину, приблизив ее к нормам здорового питания. В ней стало больше мяса, молочных продуктов, фруктов и овощей, меньше картофеля и хлеба. Плюс в этом году на федеральном уровне изменилась сама методика формирования потребительской корзины. Раньше непродовольственные товары считались единицами, скажем, человеку было положено две пары обуви на год и одно пальто на пять лет, теперь соотношение будет процентным: стоимость непродовольственных товаров и услуг должна составлять 45-55% от затрат на продукты питания. Если бы мы в точности соблюли это процентное соотношение, потребительская корзина, а следом за ней и прожиточный минимум в Подмосковье бы даже подешевели и номинально число малоимущих граждан пошло бы на убыль. Но мы установили свою планку: 55% — для пенсионеров, 75% — для детей и 85% — для трудоспособного населения. В результате потребительская корзина ощутимо подорожала, и людей с доходами ниже прожиточного минимума стало больше. Но все они получат социальную помощь, на которую — при тех же доходах! — не имели бы права, если бы область рассчитала потребительскую корзину по-другому.

 

В этом году перед 9 Мая подмосковные ветераны получили такие же выплаты, как и в Москве. Это была разовая акция?

 

Лидия Антонова: Не разовая и далеко не первая. У нас с Москвой есть договоренность о согласовании социальных выплат перед праздниками.

 

А не перед праздниками? У столичного пенсионера средняя пенсия 12 тысяч, у областного почти в два раза меньше — 6812...

 

Лидия Антонова: В Москве выше прожиточный минимум, дороже жизнь. Ну и потом надо учитывать, что само соотношение пенсионеров и работающего населения у нас с Москвой разное. На 12 миллионов москвичей приходится порядка 3 миллионов граждан пожилого возраста, на 7 миллионов жителей области — почти 2 миллиона пенсионеров. В том числе и потому, что люди, выйдя на пенсию, стремятся уехать подальше от мегаполиса, туда, где воздух чище и народу меньше. И если москвичи, уезжая в Подмосковье, предпочитают не менять регистрацию, чтобы сохранить за собой все столичные выплаты, то пенсионеры из других регионов — а таких, поверьте, немало — сразу стараются прописаться, чтобы иметь возможность на соцподдержку.

 

В области разве нет временного ценза, до истечения которого приезжие льготники не могут пользоваться определенными социальными благами?

 

Лидия Антонова: Для того чтобы иметь право на получение жилья или земельного участка, льготник должен прожить в Подмосковье не менее 5 лет. Но если человек приехал в область с назначенной в другом регионе пенсией в 3,5 тысячи, которая недотягивает до нашего прожиточного минимума, механизм социальной поддержки включается сразу же. У нас, кстати, 97 тысяч пенсионеров, которые получают доплаты к пенсии из бюджета. Это обходится в 2,8 миллиарда рублей. В этом году область значительно увеличила расходы на дороги, на строительство социальных объектов, газификацию жилья. При этом ни от одной льготы мы не отказались, многие финансируем даже лучше, чем раньше. К примеру, впервые предусмотрели в бюджете такие расходы на санаторно-курортный отдых льготных категорий граждан, которые позволили нам ликвидировать очереди в санатории.

 

Свои среди своих

 

Московская область раньше других серьезно начала заниматься устройством в семьи детей-сирот. Вам удалось избавиться от детских домов или, по крайней мере, существенно их сократить?

 

Лидия Антонова: Четыре детдома из 44 имеющихся закрыли в этом году, еще не менее четырех планируем закрыть в следующем. За год по семьям у нас разошлись 337 воспитанников детских домов. Освободившиеся здания остаются в системе дошкольного образования, в них открываются детские сады, а из детдома в Люберецком районе сделали центр помощи семьи и квартиры, которые отдали приемным родителям. И сегодня у нас из 22 тысяч детей-сирот почти 85% уже живут в семьях.

 

Но сейчас государство хорошо платит приемным родителям. Мы не раз писали о решении губернатора Московской области Андрея Воробьева ежемесячно выплачивать каждому родителю по 25 тысяч рублей, если они берут на воспитание ребенка с ограниченными возможностями. Сколько, кстати, таких детей взяли с начала года, когда вступило в силу это решение?

 

Лидия Антонова: 447. А всего таких ребятишек в области более двух тысяч.

 

Так вот, взять этих детей может любой дееспособный гражданин. И ему каждый месяц будут присылать 25 тысяч — хорошее подспорье! Нет ли опасения, что берут только из-за денег?

 

Лидия Антонова: Такое опасение всегда было, есть и сегодня. Но сегодня в обществе изменилось само отношение к детям-сиротам. И они стали другими: еще 10 лет назад считалось, что из детдома одна дорога — в начальное профессиональное образование. А тут как-то подошел ко мне выпускник коррекционного интерната из Подольска: "Лидия Николаевна, помогите мне сдать ЕГЭ. У меня есть профессия — швея, а я хочу получить образование, семью хочу, детей...". Мы ему помогли, сейчас вот занимается, готовится к ЕГЭ. И таких детдомовских ребят, которые поступают в колледжи и вузы, у нас уже треть.

 

Поменялась и процедура устройства ребенка в семью. Раньше познакомиться с ним можно было, только придя в детдом. А если что-то по приходу не глянулось? Взрослые расстроились, ребенка расстроили, он-то ждет, когда они снова придут. Теперь на воспитанников заводятся электронные паспорта со всей необходимой информацией. А потенциальные родители проходят психологическое тестирование и подготовительные курсы.

 

А часто ли случается так, что детей из приемных семей возвращают обратно в детдом?

 

Лидия Антонова: Есть процент, очень маленький — 0,5 от числа всех детей, находящихся в семьях. Почему это происходит? Воспитывать даже родного ребенка трудно... Для того чтобы у приемных родителей под рукой всегда была "скорая помощь", мы открываем в муниципалитетах специальные центры сопровождения, куда можно прийти за советом или психологической помощью.

 

Раз уж мы коснулись темы отказов, скажите: действительно ли в Подмосковье растет количество новорожденных, от которых отказываются мигранты?

 

Лидия Антонова: Общее число отказов от новорожденных у нас постепенно снижается. Но по отказникам мигрантов — да, здесь мы видим рост порядка 10% за три года. Не скажу, что устроить таких малышей в семью большая проблема, я знаю семьи, в которых растут приемные дети не славянского происхождения, они любимы родителями и прекрасно себя чувствуют.

 

Но тем не менее: как остановить этот рост?

 

Лидия Антонова: Изменив прежде всего условия пребывания мигрантов в России. Женщина зачастую отказывается от ребенка потому, что с его появлением попадает в трудную жизненную ситуацию. Сейчас в каждом роддоме работает психолог, маме предлагается несколько вариантов помощи, в том числе и такой: мы на полгода или год забираем малыша в Дом ребенка, она его навещает и за это время успевает устроиться на работу, решить другие проблемы. Многие этим пользуются. Но как работать с мамой, которая на территории страны находится незаконно, да и по-русски с трудом понимает? К слову, среди мигрантов есть национальные группы, которые детей ни при каких обстоятельствах не бросают: это представители кавказских республик. А вот киргизы, таджики, узбеки бросают. Хотя основную массу детей в роддомах по-прежнему оставляют наши русские люди.

 

Большие зарплаты проблемных детей

 

Сейчас некоторые регионы в соответствии с новым законом об образовании передают коррекционные школы из системы образования в соцзащиту. Подмосковья среди них нет?

 

Лидия Антонова: Нет, у нас всё останется в образовании. Учащимся коррекционных школ, безусловно, необходима социальная поддержка, но все-таки, главное — научить их профессии, дать путевку в жизнь. Чтобы они стремились не жить на пособие по инвалидности, которое у них и так будет, а зарабатывать.

 

Но есть мнение, что новый закон ограничит возможности коррекционных школ, если их оставить в системе образования. Им ведь теперь будут оплачиваться только образовательные услуги, разве не так?

 

Лидия Антонова: У закона есть трехлетний переходный период. За это время надо поделить коррекционные учреждения на те, которые имеют полноценную образовательную программу и могут остаться в системе образования, и те, которые в основном осуществляют присмотр за детьми и должны уйти в соцзащиту. Мы составили план развития по каждому учреждению. И если у него есть образовательная программа, то наша задача — устроить воспитанников в семьи, тогда в школу они будут ходить только за образовательной услугой, как и положено по закону. А всё остальное получать в соцзащите, благо сейчас реабилитационные центры имеются в каждом муниципальном образовании. На мой взгляд, систему коррекционного образования не стоит замыкать в себе, она, наоборот, должна быть более открытой. Мы сейчас начали практиковать такую форму, когда ребята из коррекционных школ ходят в обычные образовательные учреждения. На физкультуру, рисование, какие-то школьные мероприятия.

 

Вы анализировали — ваш принцип научить детей с ограниченными возможностями не жить на пособие, а зарабатывать, в жизнь воплощается?

 

Лидия Антонова: В Подмосковье есть хорошая традиция — проводить выпускные балы для детей из коррекционных школ. На них всегда приглашаются выпускники прошлых лет. Конечно, эти дети никогда не будут хирургами, водителями, учеными... Но они становятся первоклассными поварами, слесарями, дизайнерами и, знаете, по уровню зарплат нередко обгоняют здоровых ровесников.

 

Верните детям детство

 

В мае будущего года в области ожидается повышение зарплаты работникам бюджетной сферы. Преподавателям вузов — на 20%, а воспитателям детских садов — на 6. Почему такой перекос, не боитесь, что сады опустеют?

 

Лидия Антонова: Мы воспитателям хорошо повысили зарплату в прошлом декабре, сегодня они получают 30,4 тысячи рублей. Теперь, исполняя указ президента, "догоняем" зарплату преподавателям вузов.

 

После хорошего повышения дефицит кадров в дошкольных учреждениях иссяк?

 

Лидия Антонова: Вакансии есть, но в некритичных количествах. Скажу больше: у нас, в муниципалитетах, сегодня еще на стадии строительства детсадов уже думают, кого взять на работу. Был период, когда в воспитатели шли люди любой профессии, теперь берут только педагогов, причем, желательно без высшего образования.

 

Почему так?

 

Лидия Антонова: Количество дошкольных педагогов с высшим образованием растет. Это хорошо. Но воспитатель с высшим образованием зачастую превращает дошкольников в учеников первой ступени начальной школы, лишая их детства, и не факт, что у этого будут хорошие последствия. Сегодня в какой детсад ни зайди, везде тебе покажут комнату для занятий, компьютерный класс, доску — просто мини-школа какая-то. Проще всего посадить детей за парту и заставить отвечать на вопросы, гораздо труднее — обучать их в игровой форме. Я с осторожностью отношусь к процессу слияния детского сада и начальной школы, думаю, он со временем пойдет в обратном направлении.

 

Лидия Николаевна, во многих городах Подмосковья родители были бы рады любому саду, хоть в системе начальной школы, хоть нет. Какая сегодня очередь?

 

Лидия Антонова: 39,5 тысячи детей от 3 до 7 лет. И 212 тысяч — от 0 до 7. В этом году мы уже построили 45 садов, ввели более 6300 мест только за счет строительства. Еще 1675 откроем в частных детских садах. Кстати, Подмосковье — один из первых, если не единственный субъект страны, который ввел бюджетную компенсацию родителям, если их ребенок посещает частный садик. В Мытищах ввели такую форму поддержки: тем, кому не досталось места, выплачивают по 8 тысяч рублей, чтобы мама могла найти альтернативный способ замещения детского сада. Во многих районах работают центры неполного дня, где ребенка можно оставить на несколько часов.

 

Ни 8 тысяч, ни центр неполного дня не решат проблем, особенно, если в семье небольшой достаток, а мама не может выйти на работу, потому что ребенка девать некуда. Есть статистика: в области ежегодно прибавляется 30 тысяч детей новоселов, купивших жилье. Плюс своих рождается столько же, если не больше. И всем нужны детсады. Почему нельзя завести две очереди, разделить местных и приезжих и обеспечить сначала своих?

 

Лидия Антонова: У нас губернатором принято постановление о приоритетном предоставлении мест в детсадах жителям Московской области. Но есть и федеральное законодательство, которое, во-первых, не дает субъектам права создавать несколько очередей в детсады, а во-вторых, определяет те семьи, которые в этой очереди имеют льготу.

 

Получается, не имеющим льгот жителям Химок, где одна из самых длинных очередей, и надеяться не на что?

 

Лидия Антонова: К 1 января 2016 года мы проблему с дошкольными учреждениями в Химках закроем. В этом году сдаем там сразу 6 детских садов и дальше будем сохранять такие же темпы строительства.

 

 

"Российская газета" — Столичный выпуск №6243 (267)

Текст: Ирина Рыбникова

 

 

[ В начало ]

 
 
 

Обсуждение

 


Условия обсуждения:

Длина тематической ветви не более 16 ответов.

Cообщения, не относящиеся к обсуждению материала, оскорбляющие участников или содержащие ненормативную лексику, будут удалены без предупреждений. Объявления или сообщения, носящие рекламный/агиационый характер, будут также удалены.

Модератор: info@ramenskoye.ru

 

   Открыть новую тему


 

Техническое сопровождение и информационная поддержка: Управление муниципальных услуг и развития ИКТ Администрации Раменского района.
info@ramenskoye.ru

 

Дата открытия веб-сайта:
Август 2001