Официальный информационный портал Раменского района

Официальный информационный портал Раменского района


Вы сейчас
в ГОСТЕВОМ режиме

[ Парольный ВХОД ]

[ Регистрация ]
[ Вспомнить пароль ]
 

 

Гостей: 2

 

Пользователей: 0

 

Рейтинг@Mail.ru

ВНИМАНИЕ!!!

Ваш Internet-обозреватель не поддерживает Cookie-файлы либо эта возможность отключена.

Для корректной работы необходимо задействовать этот сервис в свойствах обозревателя.

 

[ Обсудить статью ]

2011.05.10

Разместил: ГАУ МО «Информационное агентство Раменского района Московской области»
 

И мается былое в темноте

 

 

Эмма Владимировна Анисимова уже шестой год возглавляет районную общественную организацию малолетних узников фашистских лагерей. Всякий раз, встречаясь с ней, я думала: неужели эта красивая, моложавая и очень энергичная женщина тоже была в концлагете?.. Как оказалась, была. Долгих два года в лагере Цеддельвизен под г.Грейц, совсем недалеко от печально знаменитого лагеря Дахау. Летом 1943 г., когда их с мамой насильно привезли в Германию, ей было пять лет. 9 мая 1945 г., когда лагерь освободили, ей было семь.

Для каждого нормального человека детские воспоминания — самые яркие и счастливые. Ее детские воспоминания так или иначе связаны с концлагерем. В памяти возникает то один эпизод, то другой, все словно наяву.

 

Ехали в Горловку, а попали в Германию

 

Она родилась на Украине, в Горловке. Летом 1943 г. вместе с мамой и дальней родственницей, тетей Женей, у которой была 7-летняя дочка Людочка, они возвращались от бабушки с Полтавщины в Горловку. Добрались до Миргорода, там стояли наши войска. На станции — море людей. Когда подали товарный поезд, прошел слух, что он поедет в Донбасс. Все бросились в него. Кое-как в переполненный вагон сели и они. Жара, дышать нечем, с распахнутыми дверями вагона они тронулись в путь. Ночью поезд остановился, все услышали немецкую речь, солдаты стали закрывать вагоны, чтобы никто не смог выйти. Вскоре поезд пошел. Куда? Этого не знал никто. Несколько суток пути без воды и пищи, в страшной духоте. Когда вагоны открыли, поняли, что их привезли в Германию.

- Эмма Владимировна, что вы помните из того времени?

- Низкие бараки где-то за городом, нары. Детей было немного, нас сразу же отделили от матерей и загнали в дальний угол. Женщин всех раздели до гола, сбрили волосы и с немецкой педантичностью каждую сфотографировали с индивидуальным номером на подвешенной табличке, записали фамилии. Только потом выдали всем одинаковую полосатую форму. Я до сих пор помню, как мне стало страшно от того, что я вдруг не смогу узнать свою маму. Позднее, уже после войны Людочка (она и сейчас живет в Горловке) делала запрос в немецкий архив. Ей ответили, что женщины из концлагеря работали на литейном заводе.

- А что делали вы?

- Рядом с нашим бараком были польский и французский бараки. Всего детей было немного, порядка небольшого школьного класса. Нас ранним утром выводили на построение вместе со взрослыми, а потом их уводили на работу, а нас заставляли убирать территорию. Мы все друг друга знали по именам, общались жестами, а когда появлялась возможность, вместе играли в камушки, которые находили в земле. В барак заходить не разрешалось до самого отбоя. Из еды — два раза в день брюква на воде. Маму я почти не видела, когда их приводили с работы, мы уже спали.

 

Доброта сильнее ненависти

 

Рассказывает Эмма Владимировна:

- Перед самым освобождением, все чаще стали бомбить немецкие города. Кто и почему дал такой приказ, для меня до сих пор загадка. Но днем, во время налетов, нас — детей быстро уводили из лагеря и вели в бомбоубежище, в котором прятались местные жители. Когда мы туда бежали, немецкие дети частенько бросали в нас камни и кричали нам, русским, украинцам, полякам, французам: «Русиш швайн». Они были полны ненависти, их города бомбили, и им было страшно. А каково было нам! Об этом они не думали.

Но есть в моей памяти и другой эпизод. В бомбоубежище кто-то из детей позвал меня по имени: «Эмма». Одна из немок услышала это, подошла ко мне и протянула кусочек хлеба, на который было что-то намазано. Было очень вкусно. Кого ей напомнило мое имя — дочь, маму, сестру? Но с тех пор, она, заходя в бомбоубежище, звала меня: «Эмми, Эмми!». И каждый раз что-то приносила из еды. Как видите, я встречала разных немцев.

- Осталась к ним ненависть или обида?

- Нет, но фильмы про войну я до сих пор смотреть не могу.

- Как в дальнейшем сложилась ваша судьба?

- 9 мая 1945 г. наш лагерь освободили союзники. Среди солдат было много чернокожих. Я впервые их увидела тогда. Помню, как они угощали нас сгущенкой и просили, чтобы мы им приносили во фляжках воду. У Людочки 9 мая был день рождения. Когда солдаты узнали об этом, они осыпали ее сиренью. Недавно я ездила на Украину, и Люда сказала мне, что больше никто и никогда не дарил ей столько цветов.

Мы все вчетвером вернулись в Горловку. Это уже было чудом. Я окончила школу, поступила в Ленинградский политехнический институт и в 1961 г. нас с мужем распредели на Раменский завод РПЗ. Проработала на нем 40 лет.

- Чем сейчас живете, что радует?

- Я — оптимист по натуре, по-другому невозможно было выжить. Радуюсь общению и возможности кому-то помочь, посочувствовать. Ведь как бы ни было трудно тебе, всегда есть люди, которым еще труднее.

 

Ирина Никитина

Фото из семейного архива Э.В.Анисимовой

 

[ В начало ]

 
 
 

Обсуждение

 


Условия обсуждения:

Длина тематической ветви не более 16 ответов.

Cообщения, не относящиеся к обсуждению материала, оскорбляющие участников или содержащие ненормативную лексику, будут удалены без предупреждений. Объявления или сообщения, носящие рекламный/агиационый характер, будут также удалены.

Модератор: info@ramenskoye.ru

 

   Открыть новую тему


 

Техническое сопровождение и информационная поддержка: Управление муниципальных услуг и развития ИКТ Администрации Раменского района.
info@ramenskoye.ru

 

Дата открытия веб-сайта:
Август 2001