Официальный информационный портал Раменского района

Официальный информационный портал Раменского района


Вы сейчас
в ГОСТЕВОМ режиме

[ Парольный ВХОД ]

[ Регистрация ]
[ Вспомнить пароль ]
 

 

Гостей: 2

 

Пользователей: 0

 

Рейтинг@Mail.ru

ВНИМАНИЕ!!!

Ваш Internet-обозреватель не поддерживает Cookie-файлы либо эта возможность отключена.

Для корректной работы необходимо задействовать этот сервис в свойствах обозревателя.

 

[ Обсудить статью ]

2011.05.04

Разместил: ГАУ МО «Информационное агентство Раменского района Московской области»
 

Вдвоем и со всеми

 

Они пришли в редакцию вдвоем. У каждой своя история, своя жизнь. Но так случилось, что Чернобыльская катастрофа неведомыми путями объединила их. Сейчас они обе живут в пос.Спартак. Какое-то время вместе работали. Сейчас — вместе вспоминают то, что забыть нельзя.

Женя

 

В 1986 г. Евгения Леонидовна Гриних была молоденькой связисткой, военнослужащей, которая проходила службу в 30-м полку связи в г.Чернигове на Украине. В канун майских праздников она приехала домой, к родителям, в Раменский район. Здесь и застало ее известие о Чернобыльской аварии. Когда после праздников вернулась в часть, уже набирали группу связистов для работы в зоне аварии. 16 июня 1986 г. она уже была на новом месте службы — в д.Терехи, в 10 км от Чернобыльской станции. С околицы деревни можно было спокойно разглядеть контуры Чернобыльской АЭС.

Стояло жаркое лето, деревья ломились от спелых яблок и груш, она — в летнем платье и босоножках. Ни запаха, ни гари, ни тошноты — ничто не предвещало беды. Но знающие люди сразу же выдали ей закрытую форму 56 размера 5-го роста, в которой она буквально утонула, да и сапог 35-го размера тоже не нашлось, пришлось надевать 46-й. В таком облачении она и обеспечивала связь.

В первый раз близкое присутствие опасного «соседа» она почувствовала после очередного выброса на станции — сел голос. После окончания каждого дежурства делали замеры дозиметром и вели строгий учет полученной радиации. Девочки в возрасте от 19 до 30 лет работали в опасной 30-км зоне.

- Женя, сколько длилась ваша командировка?

- С 16 июня по 24 июля 1986 г.

- А что было потом?

- Мы вернулись в свою часть, в Чернигов, где я служила еще два года. Потом я уехала домой, в Подмосковье. А на Украине так и живут мои бывшие сослуживцы. Мы поддерживаем связь.

- Как сложилась их судьба?

- У всех поломанные судьбы и практически ни у кого нет детей. Одни болячки! У нас, в России, есть хотя бы льготы для чернобыльцев, а на Украине они не получают ничего. Не к той категории относятся.

- Когда вы почувствовали последствия пребывания в опасной зоне?

- Через 6 лет начались сбои в иммунной и эндокринной системах и связанные с ними болезни. Когда я услышала об аварии на Фукусиме, первая мысль — сейчас стресс, неопределенность, страх, где-то через пять люди начнут реально ощущать на себе последствия радиации.

- У вас есть обида, что пришлось пройти через такое испытание?

- Нет, я добровольно пошла в армию, мой долг — выполнять приказы. По-другому нельзя! В войну нашим ветеранам, а тогда мальчишкам, разве было не страшно, разве они не понимали, что идут на смерть?! Но все равно шли и защищали Родину. Верни все назад, и я, наверное, ничего бы не смогла изменить в своей жизни.

- Что вас сейчас радует?

- Цветы под окном, детки, которые занимаются у меня в кружке бисероплетения, и маленький всепонимающий дружочек породы той-пудель.

 

Оля

 

Оля, Ольга Евгеньевна Денисенко, вытащила, как ей казалось, счастливый билет — после окончания медучилища ее направили в Москву, в 6-ю больницу Минздрава СССР, которая обслуживала работников среднего машиностроения и атомной промышленности. Престижно, почетно, высокая зарплата и возможность получить высочайшую квалификацию. Она начала работать медсестрой в отделении реанимации в 1974 г. Утро 27 апреля 1986 г. разделило всю ее жизнь на «до» и «после».

Уже на следующий день после аварии на территории больнице появились люди в спецкостюмах и сотрудники первого секретного отдела. Ей было всего 29 лет. За считанные часы из больницы вывезли больных, а вскоре стали привозить из Чернобыля пострадавших — пожарных, первыми принявших на себя удар атомной стихии. За несколько дней восемь этажей больницы были заполнены, всего поступило 211 человек.

Казалось бы, где Москва, а где Чернобыль?! Но если бы мы были тогда чуть-чуть пограмотнее в вопросах радиации, то поняли бы, что каждая частица радиоактивной пыли — это источник излучения. Пожарные, работавшие на 4-м энергоблоке, «светились» от радиации. Дозиметры в руках сотрудников соседнего курчатовского института буквально пищали и зашкаливали. У самих пострадавших — очень красные глаза и обгоревшая от огня и большой радиации кожа. Очень сильный болевой синдром снимали сильнодействующими лекарствами. Основное лечение — непрерывное переливание крови и плазмы.

Дозиметристы разводили руками от удивления — такого в их практике еще никогда не было. Строго-настрого предупреждали медсестер: быстро вошли, сделали укол, капельницу и бегом из палаты. Но как выполнить приказ, когда люди умоляли сестричку посидеть, поговорить, прочитать письмо?! Другие в полубреду звали о помощи и от внутреннего жара сдирали все с себя и кричали. Сестрички успокаивали их, гладили по обожженным рукам и волосам, которые выпадали клоками.

- Оля, страшно вспоминать это время?

- Мне лишь стоит прикрыть глаза и я вижу своих больных: Сашу Юрченко, Гену Русановского, Володю Правика, сержанта Тешуру, Витю Кибинока… Многие уже покоятся на Митинском кладбище в Москве.

- Долго длилось это страшное испытание?

- До конца июля 1986 г. Тех, кто остался в живых, перевезли в Подмосковье, в санатории на долечивание. А больницу быстро привели в порядок и она снова стала принимать обычных больных. Я проработала в ней 25 лет, до 1998 г.

- Что вас особенно поразило тогда?

- Мужество тех, кто умирал на наших глазах, и мужество добровольцев. Из Ногинского училища химзащиты пришли ребята, которые выполняли тяжелую работу по транспортировке, перевозке больных. А жены сотрудников с других атомных станций приехали добровольно, чтобы работать санитарками. Им говорят: это опасно, у вас же дети! Они в ответ: а если бы авария произошла на нашей атомной станции, кто бы помог и спасал наших мужей и сыновей?!

- У вас был страх, желание убежать, уйти, не видеть эту страшную боль?

- Нет, я медик, это моя работа. Кто же поможет больным?! Я и сейчас, несмотря на проблемы со здоровьем, продолжаю работать в больнице. Но уже в Жуковской, поближе к дому.

Вопрос к обеим:

- Как планируете провести день 26 апреля?

- Придем к камню, что стоит на территории Раменского военкомата. Нам обещали, что в Раменском будет установлен памятник чернобыльцам. Мы ждем этого события, чтобы и у нас было место, к которому можно было бы прийти, положить цветы и поклониться.

 

Ирина Никитина

Фото автора

 

 

[ В начало ]

 
 
 

Обсуждение

 


Условия обсуждения:

Длина тематической ветви не более 16 ответов.

Cообщения, не относящиеся к обсуждению материала, оскорбляющие участников или содержащие ненормативную лексику, будут удалены без предупреждений. Объявления или сообщения, носящие рекламный/агиационый характер, будут также удалены.

Модератор: info@ramenskoye.ru

 

   Открыть новую тему


 

Техническое сопровождение и информационная поддержка: Управление муниципальных услуг и развития ИКТ Администрации Раменского района.
info@ramenskoye.ru

 

Дата открытия веб-сайта:
Август 2001