Официальный информационный портал Раменского района

Официальный информационный портал Раменского района


Вы сейчас
в ГОСТЕВОМ режиме

[ Парольный ВХОД ]

[ Регистрация ]
[ Вспомнить пароль ]
 

 

Гостей: 4

 

Пользователей: 0

 

Рейтинг@Mail.ru

ВНИМАНИЕ!!!

Ваш Internet-обозреватель не поддерживает Cookie-файлы либо эта возможность отключена.

Для корректной работы необходимо задействовать этот сервис в свойствах обозревателя.

 

[ Обсудить статью ]

2010.07.09

Разместил: ГАУ МО «Информационное агентство Раменского района Московской области»
 

Где же ты мама

 

«Это мы на аэрошоу, это вот на Новый год, это мы на аттракционах, а это вот ездили на море», — листая фотоальбом, торопливо рассказывает Егор. За десять минут общения с ним я узнала во всех подробностях, что растет на огороде и какая живность обитает на участке, выслушала увлекательный рассказ о прошлогодней рыбалке и о сборе ягод для компота, а также была посвящена в многочисленные родственные связи всех изображенных на фотографиях. «Это он сейчас такой разговорчивый, мы все шутим, что быть ему президентом, а первое время он вообще молчал», — вспоминает Тамара Андреевна.

Первое время — это четыре года назад, когда Егора привозили в этот уютный, гостеприимный дом только по выходным, каникулам и праздникам.

Все началось с того, что Тамара Андреевна в связи с работой иногда бывала в детском доме, потом стала привозить туда игрушки, вещи, что-то для ремонта. Тогда-то и появилась эта мысль — взять ребенка. А, возможно, она возникла и раньше — это теперь все обстоятельства выстраиваются в одну логическую цепочку. Ее мама работала в детдоме, и в детстве девочка часто общалась с этими ребятами, — они то приходили к ним домой, то звали Тамару к себе, так что детдомовский мир для нее был не так далек и страшен.

«Мне до сих пор кажется, что вообще-то директор детского дома тогда вывела мне Егора, чтобы я вовсе передумала брать ребенка, она мне не раз повторяла: дети сложные, — рассказывает Тамара Андреевна. — Я не понимала ее: что значит сложные, если я буду с ним заниматься, заботиться о нем?» Вскоре Тамаре Андреевне и ее супругу Виктору Федоровичу, полностью поддержавшему жену в непростом решении, эти слова стали понятны: Егор был угрюмым, замкнутым, всего пугался. Когда дома взрослые позвали его в баню, он вдруг заплакал — не знал, что это такое. Но потрясло их то, что Егор на реплику «Поедем домой!» спросил: «А что такое дом?»

Теперь у мальчика был дом — хотя бы на несколько дней в неделю. Через некоторое время новоиспеченным патронатным родителям разрешили взять Егора на полгода, а после этого они наконец-то забрали его насовсем. «Конечно, ему было тяжело возвращаться в детский дом после этих выходных с нами. Он, правда, ничего не говорил, но не чувствовать этого было невозможно, у меня тоже сердце разрывалось всякий раз, — вспоминает Тамара Андреевна. — Но все равно хорошо, что есть сейчас возможность брать детей на выходные. Я на своем опыте теперь точно знаю, что это было бы под силу многим, а дети даже в таком случае получают немало. Любое семейное тепло лучше, чем вообще никакого, да к тому же ребята хоть научатся чему-то в житейском плане».

В житейском плане за эти четыре года, проведенные в семье, Егор действительно научился очень многому. Не только читать и писать, пылесосить и кататься на велосипеде. «Когда он появился у нас, вы не поверите, он не умел смеяться и плакать — слезы текли беззвучно, не мог нормально глотать, — рассказывает Тамара Андревна. — У него карандаш падал из рук, он не мог пробежать от дома до ворот. Мы сначала думали, что он ленится, но оказалось, что он просто был такой слабенький! А этот карандаш для меня вообще долгое время был загадкой: ведь с ними в детдоме занимались, почему же он не держал его?». Но однажды Егор признался: не хотел держать, не хотел учиться. Почему не хотел? Тамара Андреевна решила так: наверное, этого не требовали, подумав, что с мальчиком бесполезно работать. Она никого не обвиняет — может быть, если бы Егору лично уделяли много внимания, то он бы и по-другому учился, но в детском доме это при всем желании невозможно.

А в семье возможно. В их доме письменных столов для Егора несколько штук — и в гостиной, и наверху: родителям нужно успевать и с домашними делами, и с уроками сына. Стараниями Тамары Андреевны и Виктора Федоровича (а приемный папа проводит с мальчиком даже больше времени, чем жена) Егор не просто пошел в обычный — не коррекционный — первый класс), но из «троек» и «двоек» на втором году обучения перешел на «четверки» и «пятерки». «Конечно, это далось нам большим трудом. Егор не то чтобы упрямый, но не привык в детдоме себя пересиливать, а здесь-то приходится, — делится Тамара Андреевна. — Ему тяжело и нам тяжело — характер на характер, но что же делать? Поплачет-поплачет, когда что-то не выходит, или не хочется сидеть за книжками, успокоится, сделает, а потом и рад до беспамятства, что получается. Самое главное, что получается не только с нами — учительница вот недавно сказала, что он хорошо читает, похвалила его за правильную речь».

Получается у Егора очень много. Наверное, для обычного ребенка это все ерунда, а в этом доме все успехи празднуют как победы. Принес «пятерку» по английскому – какой молодец; научился произносить «р» — народные артисты и те не все выговаривают, а Егор смог; научился плавать, хотя еще неделю назад боялся воды, — просто герой. «Герой» теперь не только бороздит просторы бассейна, но и хорошо катается на лыжах, ездит на велосипеде и, конечно, бегает. Еще бы — каждодневная утренняя зарядка под руководством папы и пребывание на свежем воздухе, на огороде делают свое дело.

Все родные, в том числе взрослые дети Тамары Андреевны и Виктора Федоровича, Егора очень любят. Как и внуки: ему и друзья-то по соседству не так нужны — хватает общения со своими, ну что уж тут скромничать, племянниками, если совсем точно отображать родственные связи. Восьмилетняя Алена даже заявила: переведите меня в ту школу, где Егор учится, а то мне в моей скучно.

«Он своим присутствием словно оживил наш дом», — в один голос говорят супруги. Они даже в детский лагерь на лето не хотят его отправлять — как же можно расстаться? А когда однажды Егор уехал в санаторий, то Виктор Федорович сердился на жену: зачем отпустила — ему разве здесь плохо?

Конечно, хорошо, ведь он с головы до ног купается в любви своих приемных родителей, которые изо всех сил стараются дать ему то, чего он был лишен с рождения, когда от него отказались. И ничего, что такого большого сажают на колени и качают на руках — пусть знает, как его любят. «Он как-то плачет и все повторяет: «ты мой, ты мой». Я никак не могу понять: «Что случилось, Егор?» — «Мама, скажи мне: «Ты мой!». Так с тех пор и повторяю», — улыбается Тамара Андреевна.

Теперь они понимают, что в том, чтобы взять неродного ребенка, нет ничего страшного. И почти ничего невозможного. «Вот детский дом, меньше ста человек, а сколько семей у нас в городе, в районе, — уж можно было бы как-то разобрать ребятишек. Им ведь очень нужно быть в семье». На прощание Тамара Андреевна призналась, что теперь, когда понимает, что воспитывать приемного вполне под силу, что это, несмотря на трудности, все же огромное счастье, она бы взяла еще одного. Вернее, одну. «Вы вот когда поедете в детский дом опять, может быть, нам там посмотрите девочку?»

 

Дарья Юматова

 

 

[ В начало ]

 
 
 

Обсуждение

 


Условия обсуждения:

Длина тематической ветви не более 16 ответов.

Cообщения, не относящиеся к обсуждению материала, оскорбляющие участников или содержащие ненормативную лексику, будут удалены без предупреждений. Объявления или сообщения, носящие рекламный/агиационый характер, будут также удалены.

Модератор: info@ramenskoye.ru

 

   Открыть новую тему


 

Техническое сопровождение и информационная поддержка: Управление муниципальных услуг и развития ИКТ Администрации Раменского района.
info@ramenskoye.ru

 

Дата открытия веб-сайта:
Август 2001