Официальный информационный портал Раменского района

Официальный информационный портал Раменского района


Вы сейчас
в ГОСТЕВОМ режиме

[ Парольный ВХОД ]

[ Регистрация ]
[ Вспомнить пароль ]
 

 

Гостей: 2

 

Пользователей: 0

 

Рейтинг@Mail.ru

ВНИМАНИЕ!!!

Ваш Internet-обозреватель не поддерживает Cookie-файлы либо эта возможность отключена.

Для корректной работы необходимо задействовать этот сервис в свойствах обозревателя.

 

[ Обсудить статью ]

2004.09.01

Разместил: Сарычева Светлана
 

МАГИЧНО!..

 

***

В среду, 10 сентября, в 8:39 Валентинка открыла глаза и поняла, что в ней проснулась совесть. «Сегодня я и моя совесть пробудились одновременно», — сказала она игрушечному мышонку, лежавшему справа от её подушки (наволочка – белая в сиреневых и жёлтых звёздочках).

Однако совесть, а особенно совесть юной, ещё не обучившейся всем премудростям своего мастерства феи – штука сложная. Валентинка лежала и думала, как же ей теперь себя вести. Не встала до тех пор, пока не решила, что иметь совесть – это значит: во-первых, не очень наглеть (например, наколдовать себе хорошую машину, но проучиться в автошколе, сдать экзамены и получить права самостоятельно), а во-вторых – не браться за волшебство по средам и субботам (студенты 4 курса Московского Государственного Университета Высшего Чародейства (сокращённо МГУВЧ) не должны заниматься профессиональной деятельностью ежедневно – просто нельзя пока…). Придя к таким выводам, Валентинка потопала на кухню – пить кофе и есть творожок.

Кофе пился долго – не только из-за того, что получился чересчур горячим, но и потому, что Валентинке стало стыдно. Слишком уж ярко вспомнились события, произошедшие ровно неделю назад…

Валентинка сотворила четыре банки пива (две «Балтики 5» и две «Балтики 7») и много разных орешков. Всё это потребовалось, чтобы поддержать Ксаночку: замечательной девушке было грустно, потому что строгие родители отпускали гулять только до 23:15 (это почти в 17-то лет!), заставляли читать неинтересные книги и не восхищались поклонником дочки – бирюзововолосым двадцатитрёхлетним молодым человеком с лицом эльфа.

Валентинка с жизнерадостной улыбкой продемонстрировала контролёрше в электричке сезонку, которую создала в августе, — не в среду, но всё же… С другой стороны, не покупать же эту сезонку за 1544 руб. 30 коп. Но такое было утром семь дней назад. А вечером той же среды Валентинка встретилась и посидела в кафе с Олегом, менеджером, которому фея внушила большие чувства к себе, хотя ей, в общем-то, это было не нужно…

Кроме того, в тот день Валентинка помогла похудеть пяти подружкам (прежде всего – Инне, которая, сбросив 6 кг, втиснулась в новое платье кремового цвета и побежала на свидание) и послала вдохновение – как «культурно-литературное», так и техническое – в семи направлениях.

Валентинка глубоко вздохнула, допила кофе и приказала себе прожить сегодняшний день без применения волшебства. «Надо вести правильный образ жизни. Среда так среда…». Такая вот своеобразная диета.

 

***

«Эх, легко сказать…». А ведь надо ехать в институт – получать гуманитарное образование. Никакой фее, никакому магу не повредит пара-тройка вузовских дипломов и жизненный опыт, полученный в процессе обучения на разнообразных факультетах!.. Валентинка швырнула в рюкзак йогурт и пакет с яблоками.

Пора было спешить на электричку. Хорошо, что в среду занятия начинаются не рано, в половине двенадцатого. Плохо, что ехать в институт надо на последней или предпоследней электричке – иначе попадёшь в двухчасовой перерыв. А предпоследняя и последняя электричка имеют обыкновение или приходить на минуту раньше расписания, или сильно опаздывать. А иногда одну из них и вовсе отменяют, и поди догадайся, какая именно не придет в ту или иную среду…

В этот раз предпоследняя электричка пришла на минуту раньше, а последнюю пришлось долго ждать. К тому же Валентинка забыла захватить ложку, чтобы есть йогурт, а в институтской столовой почему-то оказались только пластмассовые вилки. «Ну и пусть!» — мысленно изрекла фея, взяла вилку и с её помощью ела молочный продукт на протяжении всей лекции по русской литературе. Впрочем, всё это, а также то, что стихи Валентинки напечатали в газете не совсем правильно – в одном потеряли строчку, а в другом изменили слово и знак препинания, то, что в книжном магазине не оказалось нужной книги Павича, а хороший сборник Астафьева стоил целых 110 рублей, то, что однокурсница, с которой хотелось пообщаться, ушла после первой лекции, — мелочи. Но Инна, сходившая на свидание, теперь мучалась вопросом: что делать дальше? А дизайнер Сэнди скоро должен будет покинуть прежнее место работы, но он всё никак не отыщет новое. Да и сама она желала найти интересную, хорошо оплачиваемую, общественно полезную работу, а ведь отыскать более-менее гармоничное сочетание этих компонентов так сложно!

От избытка отрицательных эмоций Валентинка сломала себе ноготь. Резко пошла купила пилочку за девять рублей. Попыталась помочь советом Инне и поддержать Сэнди. Разместила на нескольких сайтах своё резюме.

Возвращаясь домой, волшебница проходила возле здания фирмы, где работал бирюзововолосый бойфрэнд Ксаночки. Да, конечно, лучше бы было не шагать, а лететь-порхать в пантерном небе под яркой жирной точкой луны и тонким пунктиром звёзд! Но что поделаешь… Вдруг Валентинка вспомнила о Ксаночке. Ведь у феи же совсем вылетело из головы, что эта старшеклассница – её родная сестра! Просто в один прекрасный момент Валентинке захотелось полной самостоятельности и независимости, в результате чего она околдовала родителей, не имевших никакого отношения к МГУВЧ.

Ксаночка сидела под домашним арестом. До наступления четверга оставалось целых три часа и пятнадцать минут. Но Валентинка не выдержала… Сестрица уехала со своим эльфом и вернулась домой вечером в четверг. Мама и папа не обратили на это внимания.

Валентинка, вся во власти противоречивых чувств, стала делать уборку в комнате под звуки «Notre-Dame de Paris». Ей не спалось. Заснула она только в половине третьего ночи, да и то лишь наколдовав себе сон по мотивам фильма «Гардемарины, вперёд!».

 

***

Четверговым утром Валентинка пробудилась оттого, что ей очень захотелось ездить на изящном, похожем на фантастического зверька мотоцикле. Чтобы, когда катаешься на нём, можно было ухитриться разглядеть ветер. А ещё Валентинке пожелалось в красном платье (которого у неё не было) и деревянной бижутерии (которая у неё была) сидеть на подоконнике десятого этажа, свесив босые ноги во двор.

Волшебница встала, раздвинула шторы и обнаружила, что на улице дождь. Суетливые люди в бесцветных одеждах прятали под зонтами недовольные, обеспокоенные или равнодушные лица. Валентинка открыла форточку, вдохнула смутный аромат льющейся сверху воды, взмахнула рукой – и на небо пушистым клубком выкатилось солнце. Тучи исчезли. Люди закрыли зонты и заулыбались.

Идеи же о симпатичном мотоцикле, красном платье и окне высотного дома Валентинка быстро записала в ежедневник (синий, с Медным Всадником на обложке).

А пока надо было купить пять газет и журнал.

По пути в институт Валентинка читала прессу и одновременно выполняла задание, полученное ещё на прошлой неделе в другом, первоочередном, вузе (МГУВЧ). Тема была, в целом, не очень сложная – эксперименты со временем. Однако фея и тут запуталась. А всё потому, что в её голове застряло фразеологическое выражение «убить время». Валентинка не смогла от него отделаться и начала рассуждать: «Убить время… Какова наглость! Так прям время и позволит себя угробить, как же. Как даст по мозгам – мало не покажется. Что испытывает зашибленный временем? Я полагаю, ничего хорошего. Время надо уважать. И своё, и чужое, и вообще время…».

Вдруг на ум пришло другое высказывание – «делу время, потехе час». «А час – это что, не время? Это тоже часть времени, — подумала Валентинка. – А для важного дела пространство нужнее, чем время. Вот я бы сказала приблизительно так: «Потехе – время, делу – пространство»…».

Вслед за тем вспомнилась фраза «время – деньги». Однако чародейка быстро признала её совершенно не увлекательной и решила впредь говорить «время – шоколадное мороженое с миндалём», «время – кактус», «время – фотоальбом» — или что-то в этом роде.

Постепенно постигая суть понятия «время» Валентинка прочитала журнал и три газеты. Другие два издания она оставила на потом и стала сочинять стихи. «В озёрах чувств, где всё живое тонет… И трепетную бабочку в бутоне…». «Мне так хотелось поиграть словами!». «Осень – носит», «солнце – кольца». «Улетел Амур. В тёплые края!..». Детали пока не складывались в единое целое.

Из-за экспериментов со временем волшебница явилась в институт раньше, чем нужно. До семинара оставалось 25 минут. Никого из группы, разумеется, не было, — кроме Жени Лаврова, восседающего на подоконнике. Он посмотрел за стекло, на столицу, которая плескалась в солнечном сиянии, и перевёл взгляд на Валентинку.

- Привет! – радостно сказала она. Женя снова взглянул в окно, а потом опять обернулся к фее и пропел строчку группы «Ария»:

- «Штиль! Ветер молчит…». А я с утра думал, что будет ливень, ураган, буря, землетрясение, извержение вулканов! Спасибо.

- За что? – изумилась Валентинка.

- За погоду, — улыбнулся студент. – Я – такой же, в следующем году буду к вам, в МГУВЧ, поступать. Трудно это, но я постараюсь. Уже записался на курсы!

- Я очень рада за тебя! – произнесла фея. Женина рука с кожано-металлическим напульсником нырнула в чёрный рюкзак с «арийской» эмблемой:

- Хочешь сухариков?

- Нет, спасибо.

 

***

Благодаря многотемной беседе с Женей 25 минут пропорхали незаметно. На семинаре Валентинка читала газету №4, сидя под самым носом у преподавателя, — тот, само собой, этого не замечал. Занятие окончилось – за дверями чародейку уже поджидала напряжённая Инна с багажом проблем. Подружка и не думала здороваться, сразу же воскликнула: «Ой, Валь, да ты представляешь!..».

Волшебницы должны уметь делать несколько дел одновременно. Валентинка слушала повествование о сложностях Инниной жизни, сопереживательно кивала и мысленно проговаривала заклинания. С каждым заклятьем у однокурсницы становилось на одну трудность меньше – хотя сама Инна этого пока не знала…

Так промелькнула лекция по истории Отечества. Потом Инна унеслась на свой японский; у Валентинки же было «окно». Она попила молочного коктейля, уселась на тот самый подоконник, где недавно общалась с Женей Лавровым, и раскрыла последнюю газету. Она читала и разглядывала шагающих мимо. У некоторых студентов тоже были «окна»; другие попросту прогуливали… Валентинка сама не заметила, как начала внутренне произносить заклинания – и помогать многим из проходящих точно так же, как только что Инне.

Высокий юноша с серьгой в ухе мобильник потерял… Ничего, отыщет; сотовый вернёт один из его друзей! Алю молодой человек бросил… да помирятся они!.. Нет, кажется, не помирятся. ОК, завтра Аля познакомится со студентом Бауманки! Или с волейболистом? Нет, лучше с Олегом; я всё равно решила отказаться от этого менеджера. Ага, преподавательница по современному русскому языку. Её младший сын школу «забивает», значит… Ладно, теперь не будут замечать, что он не приходит на некоторые уроки! А попозже «ребёночек» сам одумается и возьмётся за ум… надо же поступить в приличный вуз. А у этого вот парня, значит, задолженность по экономике? Ну, тут никаких проблем, он и без моей помощи сумеет подготовиться. Правда, всё равно без стипендии сидеть. Даааааа… Впрочем, дались ему эти пятьсот рублей?! Нет, нужны, по всей видимости: мальчик-то из общаги, как-никак. Так пусть же он выиграет в лотерею сколько-нибудь тысяч! Или вот, это увлекательнее – пускай попадёт на телевидение, в игру типа «Кто хочет стать миллионером?». И вон та молодая женщина, которая по улице идёт, тоже окажется на каком-нибудь «обогатительном» шоу. Ей точно надо. А девушка под метр девяносто, стоящая возле светофора, ни с того ни с сего станет фотомоделью.

И целый день Валентинка веселилась таким образом! Даже забыла про мотоцикл и платье.

 

***

Маргарита (впрочем, мало кто звал её так; чаще – Рита или Марго) устраивала в своей огромной квартире вечер дружеского общения. Проще говоря – созывала в гости друзей (их было довольно-таки много) и подруг (их было гораздо меньше), как профессиональных чародеев и студентов-волшебников, так и никакого отношения к магии не имеющих. Сама Рита покинула МГУВЧ после третьего курса. Она вышла замуж и родила дочку. Потом она рассталась с супругом, сыграла свадьбу снова и родила ещё дочку. Теперь же Марго жила вообще без мужа и с двумя детьми, но ничуть н расстраивалась по этому поводу, потому что за три года всё же научилась немного колдовать и, не работая, ни в чём не нуждалась. При этом её не покидала надежда выйти замуж в третий раз, хотя девочки Диана и Аврора, кажется, не особо горели желанием иметь папу.

В общем, Марго ждала дружную компанию. Она не просила Валентинку прийти пораньше, но юная волшебница знала, что подруге надо немножко помочь. Явилась первая и наколдовала то, что никак не получалось у Риты, и ещё несколько деталей дополнительно – например, два пышных, напоминающих кремовые торты, букета.

Потом начал собираться народ. Ксаночка и бирюзововолосый эльф пришагали в числе первых. Являлись даже те, кого не звали и даже не знали, — друзья приглашённых. Однако все быстро познакомились; иначе и нельзя в такой уютной и милой обстановке! «Как хорошо, что Диану я отправила к бабушке с дедушкой, а Аврора уехала к тёте!» — подмигнула Марго Валентинке.

Начали беседовать, читать стихи, обсуждать актуальные вопросы, пить, есть, танцевать… Молодой чародейке нравилось почти всё, что происходило в огромной квартире. Почти – потому что не обошлось без того, чтобы Оборотень не испортил Рите настроение. На самом деле Оборотня звали Рома, и он преподавал в МГУВЧ, на курсе Валентинки, предмет с некоротким названием «Превращение и Перевоплощение» (среди студентов известный как «Пип»). Время от времени Роману Алексеевичу нравилось становиться филином (это когда ему было плохо) или ястребом (когда ему было неплохо). Хорошо же Оборотню было крайне редко… Но Рита всё равно упорно его любила. Даже несмотря на то, что Рома то и дело обзывал её «Маргариной».

Чтобы вернуть всё в нужное русло, Валентинке пришлось за спиной Оборотня шёпотом прочесть несколько заклинаний. Помогло… Ах, да она же в самом начале решила нынче не вмешиваться своей магией в человеческие отношения! Ну да ладно. Больше не станет.

В компании присутствовало несколько впечатливших Валентинку молодых людей. Однако она не торопилась выбирать. Юной чародейке даже не хотелось с ними кокетничать, строить им глазки и всё такое! «Главное сегодня – дружеское общение», — сказала себе девушка. Почему? Да кто ж её, Валентинку-волшебницу, поймёт?

На рассвете пятеро юношей провожали её до дома. Валентинка улыбалась всем одинаково – тепло и трепетно… «Не правда ли, интересно провели время?» — спросила она своих спутников на крыльце подъезда. Они, разумеется, согласились!

 

***

Следующая неделя была не то чтобы насыщенной (по правде сказать, основные события были весьма однообразны), но всё же бурной. В Валентинку влюбилось шесть юношей… Четверо из них были в прошлый раз в гостях у Марго; двое даже показались тогда волшебнице «весьма эффектными!»…

Валентинка не знала, что предпринять. Вот если бы не шесть, а поменьше! А из особо понравившихся в тот вечер – не двое, а один. Срочно надо было разбираться и решать, но ни с того ни с сего наступила среда. Попади в такую ситуацию кто-либо другой – Валентинка не задумываясь постаралась бы помочь, несмотря на «неколдовательный день»… Но устраивать в среду магию ради себя да к тому же на такую сентиментальную тему? Нет уж. Однако действовать надо. И Валентинка решила после очередного «Пипа» попросить совета у Оборотня, с которым у неё последнее время были необычайно тёплые дружеские отношения.

Только вот как после семинара зайти к нему на кафедру? Осторожно постучаться и вежливо сказать: «Ещё раз здравствуй, Роман Алексеевич, ты сейчас не очень занят? Не мог бы немножко помочь в одном личном деле?»?. Или влететь в помещение, подобно урагану, с возгласом: «Снова привет, Оборотень, немедленно требуется твоя помощь и поддержка!»? Валентинка не стала тратить драгоценное время на выбор или поиск оптимального варианта и, слегка побарабанив по двери, ворвалась на кафедру и заявила: «Ещё раз здравствуй, Роман Алексеевич. Надеюсь, ты сейчас не очень занят?.. Оборотень, немедленно требуется твоя помощь и поддержка!».

Видимо, не всякая середина бывает золотой; поэтому вступление чародейки не произвело на Рому огромного впечатления (по крайней мере, вряд ли он запомнил этот приход Валентинки на всю жизнь). Оборотень устало поприветствовал её, немного порасспрашивал о жизни, посмеялся над «важным делом», которое привело Валентинку к нему, но помочь всё же согласился. «А то, глядишь, станешь ходить по тётушкам и бабушкам, которые печатают объявления в газетах, — попытался пошутить Оборотень. — "Приворот, отворот"…». «От ворот поворот! — отозвалась Валентинка. – И почему я не умею воспринимать всё с лёгкостью?».

 

***

Роман и правда поколдовал – однако сделал всё не так, как, по мнению Валентинки, было нужно. Влюблённых в юную чародейку стало не шесть, а только четверо, причём двое наиболее понравившихся так и остались среди них. А другие двое оказались настойчивыми сверх меры. Особенно ярко это проявилось на очередном вечере у Риты.

Как же замучил Валентинку этот Андрей Арбузов! Такое впечатление, словно никого кроме неё он не замечал… Всё время старался быть как можно ближе к фее, а глазами то и дело показывал то на балконную дверь, то на тёмный проём коридора. «Пойдём!..» — звучал в ушах Валентинки его немой призыв. Другие трое вели себя более сдержанно, но волшебницу не радовал уже сам факт того, что они испытывают к ней некие чувства и чего-то ждут! И она придвигалась поближе то к Оборотню, то к Славе, спокойному темноглазому программисту. С ними было действительно интересно, не то что с теми.

Кстати, Валентинка (и не только она) обратила внимание на то, что Оборотень стал вести себя более, так сказать, по-джентельменски. Он реже стал звать Риту Маргариной и даже помогал ей убирать со стола. Правда, периодически они поругивались, но слегка…

Часа в два ночи Андрей Арбузов наконец-таки понял, что ему ничего не светит, и завалился спать в комнате Марго. У Валентинки было подозрение, что на эту комнату (и конкретно на кровать, стоящую там) претендует Оборотень. Рома намеревался выставить из спальни влюблённого неудачника и остаться там до утра… Валентинка поняла, что ей надо уйти до того, как Андрея разбудят, чтобы тот не пожелал её проводить.

Юная фея потанцевала немного, затем посидела со Славой и Оборотнем. Ощутив, что становится несколько сонной, она засобиралась домой. Валентинка сосредоточилась и постаралась внушить Роме и программисту мысль, что неплохо бы им прогуляться — проводить её. Однако Оборотень – он всё ж опытный в смысле магии и к тому же хочет в комнату Риты; в общем, он принял посланную мысль, но она не стала для него руководством к действию… Однако Слава согласился.

На улицах было холодно, но Валентинке не хотелось читать согревающие заклинания. Не до замерзания тут, когда обычное провожание превращается в интеллектуальную прогулку! Они разговаривали обо всём. Их интересовало одно и то же – история России 18 века, современная поэзия, проблемы образования, поиск хорошей работы, СМИ и Интернет, религии, театр, природа… Слава и Валентинка угадывали друг друга: например, фея предполагала, кто её спутник по знаку Зодиака, — и попадала в точку, а рыцарственный юноша называл её любимые песни – и почти не ошибался.

А вокруг были разноцветные ночные огни. Их лучи пахли астрами и виноградом.

 

***

…А Оборотню Валентинка всё-таки отомстила!.. Дело было так.

В МГУВЧ Роман Алексеевич читал лекции и вёл семинары не только у студентов, но и у тех, кто только собирался поступить в магический вуз и посещал курсы. Однако самых-самых начинающих обучать «Пипу» не полагалось; Оборотень преподавал им дисциплину с поэтическим названием «Незримая связь». Этот предмет был одним из самых любимых у Жени Лаврова, который уже успешно начал подготовку к поступлению в МГУВЧ.

Валентинка сделалась невидимой и пробралась к Жене, сидевшему на первом ряду. Там они, внимательно глядя на педагога (как учил он сам), мысленно исполнили для него специально по этому случаю переделанную песню группы «Ария» «Беспечный ангел»:

Этот парень был из тех,

кто просто любить жизнь:

Любит праздники и звонкий смех,

тепло, уют, поесть, попить…

Он был нахал, но всё равно влюблял в себя целый свет

И гнал свой велик, а не лимузин… Таких друзей больше нет (и слава Богу!)!

Ты летящий вдаль беспечный Оборотень!..

И т.д.

В аудитории было тихо, ни звука, но все присутствующие отлично услышали дуэт Жени и Валентинки. Недаром урок назывался «Незримая связь»!..

А Оборотень, кажется, не обиделся.

***

Валентинка работала. Сидела за компьютером на рыжем вращающемся стуле, слушала мелодии с диска «Саундрек к фильму "Властелин Колец"» и долбила по клавиатуре. Она уже написала статью в специализированный (для чародеев) журнал «Кудесник» и теперь трудилась над главами для новейших магических учебников, предназначенных первому и второму курсу МГУВЧ. Главы продвигались, но медленно.

Было грустновато. Не от работы (деятельность, как-никак, творческая!..), а – вообще.

Валентинка писала, прихлёбывая кофе с молоком. Первая кружка, вторая, третья… Это вдохновляло. Становилось особенно уютно и тепло, — в то время как на улице дождь шёл по горизонтали, по вертикали и по диагонали. Однако ближе к концу работы возникли сложности; фея долго мудрила, но всё-таки пришла к выводу, что без помощи квалифицированного волшебника не обойтись. Она подключилась к интернету, открыла «аську» и с радостью узрела там Оборотня.

«Привет! Не мог бы ты мне помочь…» — начала отстукивать Валентинка. И остановилась в задумчивости. За последнее время это уже второй случай, когда ей требуется поддержка от Ромы. Пока юная чародейка медлила, Оборотень заметил её приход и решил поздоровался сам. Более того – заявил, что соскучился! Валентинка стёрла всё, что написала после восклицательного знака, и ответила так: «Привет! Дааааааа, давненько не виделись… и даже серьёзно и долго не общались».

«Будем исправлять ситуацию ;)? Как-то мне не по себе: вроде не устал, но в то же время состояние – размягчённо-расслабленное :)».

«Сумеешь ли ты повлиять на события, пребывая в подобном состоянии :)?».

«Постараюсь! Бросай ты этот комп, а? Ест у меня на примете один гадюшничек…».

На это фея заявила, что не выйдет из дома, пока не допишет. И тут же поведала Оборотню обо всех рабочих трудностях. Роман сказал, что представляет, как нужно делать, и готов научить этому Валентинку за бокалом вина или рюмкой коньяка.

«ОК :), — написала в «аську» волшебница. – Только стоит ли называть то место, куда ты меня зовёшь, «гадюшничком»? Мне сразу представился клубок коротких и тонких, но ядовитых змеёнышей…».

«Ну и фантазия!».

«Какая есть… Ты как-нибудь Ксаночку спроси. Она до си пор не может забыть мою фразу о том, что небо – такое полосатое, что кажется, будто на планету садится гигантский шмель!».

«:)».

Валентинка начала собираться. И ей осталось только надеть кольца и медальончик и поправить чёлку, как позвонил Оборотень. Извинился: срочно вызывают на работу.

- Вот так-то, — вздыхал Рома в трубку, — нелегко нам, взрослым… я бы даже сказал – старым магам. А у тебя ещё всё впереди.

- В облике птицы полетишь? — спросила чародейка.

- А то как же!

- Пожалуйста, постарайся превратиться в ястреба, а не в филина. Всё должно быть замечательно!

Ээээх, тоскливо! Хорошо ещё, что Оборотень перед вылетом скинул ей на Val@ru.ru свои соображения насчёт статьи для чудесного учебника. Интересно, радуется ли сейчас жизни Слава?..

Валентинка дописала всё, что нужно, выключила компьютер и с трагическим видом взялась наколдовывать себе билет в театр.

 

***

В театре Валентинка забывала обо всём! Это был для неё другой мир – разноцветный, изменчивый. Вечер прошёл изумительно. Спектакль фее не просто понравился – он ей очень-очень понравился, очень-очень-очень-очень-очень понравился, понравился чрезвычайно, в высшей степени, более чем! И во многом – благодаря одному молодому актёру…

Он играл не главную роль, но находился в центре внимания. Не притягивал взгляды – глаза сами устремлялись к нему. Вероятно, от него исходили невидимые лучи, тёплые, мягкие, ласкающие. В антракте юная волшебница, вцепившись в подлокотники кресла и устремив взор на пустую затенённую сцену, буйно мыслила: «Надо, надо… Влюбиться в него и, соответственно, сделать так, чтобы чувство оказалось ответным?! Но я же решила не наколдовывать для себя лично ничего, что касается взаимоотношений! Как же быть? Он же такой… такой… такой замечательный, чудесный! Я точно знаю – вычислила – он всем нравится. Хорошо это или плохо? Та девица в третьем ряду, с большими кольцами в ушах, смотрела на него так, словно он ей жизнь спас и не один раз – три как минимум!..».

Рассуждения чародейки переплетались с эмоциями (она даже представляла себе это: оранжевые и сиреневые линии) и разбредались кто куда. Вспомнился пример из учебника логики: «Все участники прогулки разошлись в разные стороны. Иванов – участник прогулки. Следовательно, Иванов разошёлся в разные стороны». Пока Валентинка собирала всё это и отклеивала чувства и мысли друг от друга, началось второе действие.

Постановка оказалась трагедией (хотя в программке это не указывалось). Возможно, именно пережитое напряжение и вера в то, что всё происходящее на сцене – «не понарошку, на самом деле», заставили фею повременить с влюблённостью. Однако в конце спектакля она примчалась к сцене, предварительно сотворив букет золотистых роз. Валентинка знала, что он услышит и запомнит всё, что она скажет. Как же обратиться к актёру – на ты или на вы? И чародейка восторженно «выдала» показавшееся ей универсальным высказывание:

- Благодарю вас, всё было восхитительно, вы неподражаемы!!! – это громко, чтобы все, а в первую очередь – девица с кольцами, расслышали; и тише: — Пожалуйста, поставь эти цветы у себя в комнате! Они никогда не завянут, навеки останутся свежими и ароматными.

Валентинка выбежала из зала. На крыльце остановилась. В левом ухе стучало её «навеки», в правом – трезвонило его ответное «спасибо, спасибо огромное». Волшебница прочитала успокоительное заклинание…

Домой не хотелось. Ксаночка сейчас в баре с эльфом. Скорее всего, они играют в бильярд. Валентинка шагала по пёстрым вечерним улицам и с помощью магии убирала мусор и нищих с тротуаров, кормила бездомных собак, чистила витрины и стёкла, поливала газоны и клумбы, превращала чахлые веточки в стройные деревца. Внезапно она решила свернуть к кофейне – и под фонарём, напоминавшим кустик лесной земляники, столкнулась со Славой.

«Ого! Привет. Надо же… Какая встреча!».

Выяснилось, что юноша идёт с работы. Ему можно было приезжать в любое время, но Слава терпеть не мог просыпаться по будильнику – поэтому и возвращался поздно.

Пошли в кофейню вдвоём. И Валентинка, и Слава оживились. Однако юноша стал менее бодрым, когда они прибыли к месту назначения. В кофейне не предлагалось ничего кроме 25-и сортов кофе и ещё немалого количества различных напитков, а также нескольких видов пирожных, тортов, мороженого и десертов. Разве только овощной салат и суп-пюре с грибами. Торопливая Валентинка уже облюбовала себе на витрине вазочку с клубникой и взбитыми сливками, но Слава не очень уверенно проговорил:

- Вообще-то я поужинать собирался… Было столько срочной работы, что я последний раз ел… не помню когда.

И что стоило юной фее сделать друга не голодным или наколдовать, чтобы он тоже захотел кофе с коньяком и какой-нибудь десерт или хотя бы торт! Но почему-то она согласно кивнула:

- О'кей! – улыбнулась жизнерадостно и покорно побрела со Славой в какое-то то ли кафе, то ли ресторан.

Впрочем, там играла неплохая музыка. Звуки лились плавно и трепетно. А до того, как попасть в это заведение, Слава и Валентинка шли, созерцая окружающий мир и друг друга. Они разговаривали, как и в прошлый раз, обо всём на свете, но иногда замолкали, — однако, думали они об одном и том же. Уж чародейка-то это знала!

Удобно устроившись за столиком, Слава начал с блеском в глазах составлять заказ. Сначала он осведомился, что же будет Валентинка. Та, узнав, что десертов не имеется, выбрала фруктовый салат. Потянулась за крошечным кошелёчком, — но юноша остановил её руку. В принципе, фея сумела бы сделать так, чтобы каждый заплатил за себя – или даже чтоб они бесплатно тут попитались. Но она предпочла ничего такого не предпринимать.

Слава соизволил взять себе что-то мясное (Валентинка в этом не разбиралась, поскольку была вегетарианкой)с гарниром, два салата, сок… Когда официантка вернулась с едой, юноша внимательно посмотрел на фрукты для Валентинки и спросил:

- Может быть, ещё чего-нибудь?

- Если только коктейль, — отозвалась волшебница.

 

***

Это уже стало закономерностью: если Валентинка явится в гуманитарный институт рано, даже раньше, чем нужно, то в МГУВЧ она в этот день обязательно опоздает. И вот – фея летит, разматывая длинный разноцветно-полосатый шарф, врывается в здание, по пути бросает взгляд в зеркало, наколдовывает бутылку минералки («Уфффф, жарко-то как! Кто сказал, что нынче – похолодание?!»), въезжает по перилам наверх, на второй этаж… В аудитории №204 – лекция по истории магии. Юная волшебница, невидимая, пробирается на дальний ряд. Усаживается, достаёт из рюкзака листы бумаги и чудо-перо (говорят, оно из хвоста птицы Гамаюн, но Валентинка подозревает, что перо – просто-напросто страусиное) и постепенно начинает приобретать обычный облик.

Анна Леонидовна рассказывает про графа Калиостро. Валентинка вбежала в помещение в тот момент, когда преподавательница начала повествовать о «формуле любви», вывести которую мечтал граф.

Пальцы Валентинки записывают слова преподавательницы, а её голова думает о любви – штуке ужасно-прекрасно сложной: тут не то что формулы – учебника будет мало. Да, кстати, было такое… хм, пособие – сборник стихов древнеримлянина Овидия. Спрашивается – многим ли оно помогло?.. Нет, так дело не пойдёт. Любовь должна оставаться загадкой. Лучше не в ней разбираться… а, например, стихи сочинять! Валентинка достаёт ещё одно перо. Правой она усердно записывает лекцию, а левая оставляет на втором листке рифмованные строчки:

Мне так хотелось поиграть словами

В озёрах чувств, где всё живое тонет,

И разделить улов словесный – с Вами,

И трепетную бабочку в бутоне

 

Вложить в ладонь, горячую, как солнце…

На стол приземляется самолётик. Это записка от Инны. Не успела Валентинка дочитать её до конца – прилетела следующая, и опять… Чародейка отложила стихи и погрузилась в чтение – не переставая записывать лекцию. У Инны снова стряслись сложности с возлюбленным!..

Как жаль, что Вы не протянули руки!..

И Осень носит золотые кольца

Не нам, и все серебряные луки

 

Сломались, а Амуры улетели,

Как птицы перелётные, на Юг… -

Это Валентинка снова взялась за рифмованное произведеньице. А Инне она непременно поможет – не впервой!

И с Севера уже бегут метели.

Они Вас заколдуют, дальний друг.

Или стоит написать «милый друг»? Нет, это уже какой-то Мопассан получается. Добрый друг? Странный друг? О ком это вообще?

Юная волшебница убрала лист со стихотворением в рюкзак. Однако Валентинка не была бы Валентинкой с электронным адресом Val@ru.ru, если бы занималась чем-нибудь одним! Фея всегда делает несколько дел сразу! И Валентинка снова открывает рюкзак – чтобы извлечь оттуда книгу Гессе «Степной волк».

Однако она не успевает прочесть и десяти строчек: пиликает телефон. СМСка от Ксаночки. Сестрица с эльфом в тот памятный вечер не только играли в бильярд, но и творили много чего другого – всякого-разного, и в результате Ксаночка сильно опоздала домой (не вернулась вовремя). Родители вознегодовали и пообещали не выпускать гулять 13 дней. А в довершение ко всему в гости зашла бабушка и высказала всё, что она думает по поводу внучкиного «кавалера», — «Он тебе не пара», «Ты ещё мала гулять в будни и до такого времени!», «Надо слушаться и уважать родителей, не грубить им» и так далее, в том же духе.

Валентинка захлопнула книжку – «Эх, поколдую!». Но внезапно поняла, что – среда. Впрочем, она бы нарушила запрет – не для себя же заклинания читать собирается; однако это можно попробовать сделать где угодно, но только не в МГУВЧ. Тут преподы засекут – и кто знает, что за этим последует? Если бы только лишение стипендии…

Инна… Ксаночка… Немного растерянная Валентинка попыталась мысленно связаться со Славой (не поможет, так поддержит!) и поняла, что он заболел…

Анна Леонидовна отпустила студентов пораньше. И всё же из универа не уйдёшь – будет три немаловажных занятия. Пропускать не хочется, да и опаздывать – тоже; два опоздания за день – не очень-то хорошо.

Разве что Оборотень обеспечит магическую защиту? Ему-то можно колдовать по средам… Валентинка помчалась на кафедру «Пипа», но перед самой дверью резко затормозила – и повернула обратно. «Не слишком ли часто я прошу помощи у Ромы?..».

Была не была! Фея забилась в уголок и стала нараспев произносить заклятья. И всё бы обошлось, если б Наталья Алексеевна (натуральная ведьма!) не решила именно в эту среду прилететь в своём любимом кресле, чтобы обсудить с подругами-коллегами свои обновки – костюм и колье. Она и приметила Валентинку…

Это привело к тому, что юную чародейку лишили возможности колдовать. А на какой срок – не сказали…

 

***

- На свете существует только один человек, которому разрешается меня жалеть и даже считать меня несчастной, — сказала Валентинка глядя не на Ксаночку, сидящую рядом, а как бы внутрь себя. – Этот человек – я сама.

Затем юная фея вытащила из большого белого пакета бутылку «Бейлиза» и шоколадку с цельными орехами, выключила мобильник и подумала: «Вот это, карточка для сотового, проездной на метро плюс диск или книга – и всё, стипендия практически истрачена». Однако вслух она произнесла:

- Да ладно, тебя же наказали совсем чуть-чуть – не отпустят гулять всего лишь два дня!..

- Я как раз и не собиралась, — отозвалась сестричка.

- Тем более.

- Валентинка, тебе, наверное, теперь скучно…

- Мне не бывает скучно. Хотя грустно – очень даже бывает, — ответила студентка МГУВЧ. – У меня и проблем нет, только трудности и сложности. Но их порой так, мягко говоря, немало! Совсем немало… Ладно, пойду принесу что-нибудь, из чего можно пить.

Валентинка пошла в комнату, но внезапно вернулась:

- Знаешь, Ксаночка, когда-то я кому-то говорила про подвижные морские созвездия. Это группы морских звёзд. А ещё мне кажется, что у меня нынче день рождения. Исполняется мне лет этак сто девятнадцать…

- Хм… Ты начинаешь говорить ерунду.

- Да. Ерунда, чепуха, лабуда, чушь, ахинея. Бред! Вот.

И, напевая «Полночный бред терзает сердце мне опять…» (строчку русского варианта песни «Belle» из мюзикла «Notre-Dame de Paris», Валентинка убежала.

 

***

Валентинка стояла в подземном переходе, ведущем к Красной и Манежной площадям, и слушала классическую музыку. Слегка замёрзший оркестрик из семи человек играл Моцарта, Чайковского, Бизе… Некоторые люди останавливались, но пёстрое большинство проносилось мимо. Однако и на ходу, и на бегу люди прислушивались – и порой бросали, чуть замедляя движение, деньги в футляр от скрипки.

«Правильно говорил Сэнди, — подумалось волшебнице, — Есть, мол, такие — в переходах играют, и в первую очередь то, что по мелодике выигрышно. А русские — они завсегда мелодику чуяли и уважали. Вот и слушают тут уже практически на уровне инстинктов».

Уже наступила зима – не календарная, а природная. Небо стало особенно высоким и пронзительно-голубым. Вчера там, в вышине, плавали облака и клубы дыма из заводских труб – одинакового цвета: белые с тенистыми штрихами. А сегодня облака в вышине похожи на отражения лежащих на снегу сугробов. Пенно-белые, серовато-волнистые…

«Не удивлюсь, — сказала про себя Валентинка, — если, когда я выйду из перехода, пойдёт снег. Снежинки – это, конечно, хорошо; они все разные, хотя у каждой по шесть лучей. Но в снегопад лучше гулять вдвоём».

Валентинка стояла и слушала музыку до тех пор, пока исполнители не объявили скромно: «Извините, но у нас сейчас будет обеденный перерыв…». Юная фея положила в футляр 11 рублей 50 копеек.

Если б у неё была прежняя магическая сила, то через несколько минут эти деньги превратились бы в 11 долларов 50 центов! Или хотя бы в 115 рублей…

А ещё Валентинка наколдовала бы себе большой яркий шарик. Похожий на солнце. И казалось бы, что солнце сияет сквозь пушистую снежную пелену. Шар обладал бы солнечным светом, теплом и ароматом. Ведь у звёзд, а в особенности у солнца, есть свой особый запах! Солнце пахнет большой розой, распускающейся, жёлто-оранжевой…

Ах, да, роза. Именно такой золотистый цветок Валентинка подарила бы тому самому актёру. Простенькое заклинание – и билет на первый или второй ряд обеспечен. Однако Валентинке не «грозит» ничего подобного. И дело не только в отсутствии волшебной энергии и денег в кошельке. Просто спектакли с ним в этом месяце не идут.

Кругом одни неудачи… Даже библиотеку закрыли на ремонт, а ведь грядёт коллоквиум.

 

***

Валентинка смело пришла к начальству МГУВЧ и объявила, что готова написать сколько угодно материалов – как для «Кудесника», так и для новых сборников. Ей дали задания и сказали, что её «безволшебность» продлится ещё две недели. Однако, если она сделает работу чрезвычайно оперативно, срок наказания сократится до шести дней. Фея незамедлительно взялась за дело… Из-за чего ей пришлось отклонить приглашение Марго и остаться дома в пятницу вечером.

А началось всё так. Рита отыскала Валентинку по «аське», позвала её в гости и попросила наколдовать к вечеру полкило фисташек, пару упаковок чипсов и салат. Юная фея коротко обрисовала Марго сложившуюся ситуацию – та изумилась и выразила сочувствие. Потом звонил Слава. Валентинка долго объясняла ему, что занята, работы много и выполнить её надо срочно. «Жаль», — вздохнул молодой человек.

На следующий день Ксаночка рассказала, что было у Риты. В общем, всё было очень хорошо до того, как Марго начала ссориться с Оборотнем. Начались взаимные обвинения, и хозяйка умудрилась упрекнуть Рому даже в том, что он несколько раз подвозил Валентинку из МГУВЧ до дома, а однажды здесь же, в этой самой квартире, они вдвоём рассматривали с волшебницей-студенткой альбом Сальвадора Дали, валяясь на большом диване. Потом Рита и преподаватель, правда, помирились, и всё снова стало хорошо, но ведь неизвестно, кто что подумал… А тут ещё Интернет отключили на выходные.

«Всё плохо. А Оборотень мог бы и помолчать… А то ему что языком трепать, что крыльями хлопать», — сурово подумала Валентинка. И начала делать уборку, в процессе которой выяснилось, что розовый куст почти завял…

 

***

Валентинка тонула в потоке ветра (между высотными домами северо-западный ветер особенно злобен!..) и мечтала как можно скорее оказаться в тёплом вагоне электрички, и чтобы сидеть и ни на кого не обращать внимания, чтоб одной рукой листать книжку Маргариты Пушкиной, которую сегодня принёс ей Женя Лавров, а другой — доставать орешки из полиэтиленового мешочка. И хотя бы минут на пятнадцать разучиться переживать, и не думать о Славе, от которого вот уже который день ни ответа, ни привета. Обиделся, вероятно. Ну да ладно. И пускай. Так ей и надо.

Вдруг ветер стал тёплым. И вот он уже совсем исчез. И пошёл снег. Снежинки на лету превращались в цветы вишен. Аромат и звон маленьких колокольчиков издалека…

Фея почти не удивилась. Потому что всё это были «излюбленные штучки» (так говорили, посмеиваясь, в МГУВЧ) мага-ректора Аполлона Ивановича. Валентинка пожала плечами и закрыла глаза. Когда же юная волшебница их открыла, то оказалось, что она находится в учебной части МГУВЧ.

- Валентина…

- Аааа, здравствуйте, Аполлон Иванович, — протянула студентка-чародейка.

- Приветствую вас. Как вы себя чувствуете?

- Без волшебства-то? Как всякий нормальный человек.

- Это хорошо? – густые брови декана взмыли вверх.

- Конечно, нет! – воскликнула Валентинка. – Не люблю нормальность! Совершенно к этому не стремлюсь.

Брови Аполлона Ивановича опустились, а глаза из серо-зелёных стали ярко-синими; он улыбнулся. Тут же рядом с ним материализовались две преподавательницы – Анна Леонидовна и Наталья Алексеевна (та самая ведьма – «летательница» на кресле) и на удивление слаженно, чуть ли не нараспев дуэтом, заговорили о правилах поведения начинающего мага, колдовских кодексах и т.д. «По-е-ха-ли, — подумала Валентинка. – Начали промывать мозги. Да я знаю, что они скажут. Да, разумеется, всё это послужит мне уроком… и впредь я буду более осторожна! Какой-никакой, а ведь жизненный опыт».

Молодая фея почти перестала улыбаться; она делала вид что слушает учительниц и декана (он тоже время от времени вставлял в их совместную речь словечко).

И наконец над Валентинкой прогремело (вот так гроза в начале мая… да, в этом было что-то освежающее и ободряющее):

- Ваше поведение показывает, что вы многое пересмотрели и многое осознали. Наказание продлится ещё два дня!

- Всего лишь… Спасибо огромное.

- Да, а ведь вы отлично пишете, — теперь Аполлон Иванович мог позволить себе «покомплиментить». – Не подготовите ли к завтрашнему дню небольшую заметку? О теме вам скажет Анна Леонидовна…

- С удовольствием, — просияла Валентинка, думая: «Ага, и практически безвозмездно!.. Оказаться бы сейчас дома, в кресле перед компьютером…».

Так и случилось.

 

***

Валентинка посмотрела на исписанные лианоподобным почерком Анны Леонидовны листки (заготовки для заметки) – и поставила на них блюдце, в центре которого ещё осталось два или три ореха. Материал она подготовит чуть попозже.

Молодая волшебница написала письмо Жене, а потом открыла «аську» и немножко побеседовала с Сэнди. Хотелось бы пообщаться с ним побольше, но юношу буквально завалили работой… «Выключить, что ль, всё?» – спросила Валентинка игрушечного мышонка, который ночью лежал справа от её подушки, а днём сидел то в кресле, то на тумбочке возле компьютера. Но вдруг в «аське» появился кто-то неизвестный – не занесённый в «контакт-лист».

«Добрый день!» — сказал этот самый «771931».

«Приветики, — быстро отреагировала фея. – Как жизнь? Как вдохновение? :)))».

«Так себе… А ты разве знаешь, кто я :)?».

«Нет, конечно».

Цифры 771931 на экране блеснули – словно подмигнули Валентинке – и превратились в слово Magic…

«Да я поняла :)))», — написала Валентинка. И тут её осенило: «Слава?!!!?».

«Естественно :). Я с тобой. И готов творить для тебя любые чудеса! И совершать подвиги тоже».

«Благодарю! Но у меня «срок» уже через два дня заканчивается. И я тебе тогда таааааакого наколдую :)))!».

«Где вы, инквизиторы?».

«???!!!».

«Да пошутил я…».

«Милые шуточки!» – отстучала по клавиатуре смеющаяся Валентинка. И добавила: «…А потом мы будем «чудесить» вместе!».

 

24 ноября 2002 года.

 

[ В начало ]

 
 
 

Обсуждение

 


Условия обсуждения:

Длина тематической ветви не более 16 ответов.

Cообщения, не относящиеся к обсуждению материала, оскорбляющие участников или содержащие ненормативную лексику, будут удалены без предупреждений. Объявления или сообщения, носящие рекламный/агиационый характер, будут также удалены.

Модератор: info@ramenskoye.ru

 

   Открыть новую тему


 

Техническое сопровождение и информационная поддержка: Управление муниципальных услуг и развития ИКТ Администрации Раменского района.
info@ramenskoye.ru

 

Дата открытия веб-сайта:
Август 2001