Официальный информационный портал Раменского района

Официальный информационный портал Раменского района


Вы сейчас
в ГОСТЕВОМ режиме

[ Парольный ВХОД ]

[ Регистрация ]
[ Вспомнить пароль ]
 

 

Гостей: 4

 

Пользователей: 2

advis, ТрИ.

 

Рейтинг@Mail.ru

ВНИМАНИЕ!!!

Ваш Internet-обозреватель не поддерживает Cookie-файлы либо эта возможность отключена.

Для корректной работы необходимо задействовать этот сервис в свойствах обозревателя.

 

[ Обсудить статью ]

2012.04.24

Разместил: Историко-художественный музей
 

Купцы Малютины

 

Крупные российские предприниматели братья Малютины – выходцы из богатого калужского купеческого рода. Они вошли в число богатейших людей России. Малютины владели бумаготкацкими, химическими, стекольными, сахарными и лесопильными заводами; Банком братьев Малютиных в Калуге; добычей платины на Урале, золотыми приисками в Томской губернии и торфоразработками; верфями и пароходами, имениями с десятками тысячами десятин земли. Они имели своих представителей на Кавказе, в Сибири и в Англии. Доходы от их деятельности в начале двадцатого века составляли восемь с половиной миллионов рублей золотом. Имена Малютиных были хорошо известны за рубежом.

Семен Семенович Малютин (1749 -1831) родом из калужской глубинки, женился на дочери известного московского купца Г.И. Плотникова Авдотье Григорьевне. Семен Семенович сначала был купцом 3-й гильдии города Калуги, а с 1786 года приписался в московские купцы 3-й гильдии. Точные исторических данных, чем он торговал в Калуге и Москве, нет, хотя по балансу 1814 года видно, что в 1813 году он вел торговлю москательным товаром (красками для тканей прим. автора). В 1821 году причислен к купцам 2-й гильдии, а в 1830 — 1-й гильдии. Его фамилия была известна в обеих столицах. Купец Малютин нажил на москательном товаре к концу жизни приличное состояние — более двух миллионов рублей. С ростом капитала росли и торговые обороты — в 1824 году было открыто отделение в Петербурге. Когда же в 1831 году он скончался, делами стали управлять его сыновья. Старший Михаил (1790-1857) — вел дела в Петербурге, средний Павел (1792-1860) — в Москве, а младший, Николай (1800-1852), помогал братьям. Основным делом малютинского общества стала торговля бумажной пряжей, хлопком, суконным товаром, чаем и козьим пухом. К 1835 году оборот только Петербургского отделения превышал три с половиной миллиона рублей. Филиалы общества открывались в Иванове-Вознесенске, Казани, Астрахани, в Нижнем и в Ростове.

Павел Семенович Малютин родился 23 июля 1792 года. Нрав имел нелюдимый, а наружность далекую от привлекательности. Образования он не получил и до конца своих дней, грамоту так и не освоил. Но зато прекрасно считал в уме и был смекалист от рождения. Он первым в центральной России начал вести торфяные разработки и основал восемь промышленных предприятий. В личной жизни Малютин был более чем бережлив и даже скуп. Любил говаривать: “Хороши пироги, да деньги дороги”. Очень скромную обстановку своей комнаты считал роскошью. Одевался он в длиннополый купеческий сюртук уже достаточно измазанный и русские сапоги. Картуз носил особенный с длинным и прямым козырьком. В 1843 году Раменская бумагопрядильная мануфактура, принадлежащая князьям Голицыным, была взята в аренду братьями Михаилом, Павлом и Николаем Семеновичами Малютиными. Главным руководителем всех фабричных дел был П.С. Малютин, который сумел и подневольного крестьянина приохотить к работе и получил чистого капитала пять с половиной миллионов рублей золотом. В том же 1843 году в Казанской губернии, Чистопольском уезде генеральшей Александрой Николаевной Бахметьевой с помощью Малютиных была выстроена ещё одна бумагопрядильная фабрика. Князь Владимир Сергеевич Голицын отзывался о Павле Семеновиче, как о славе и блеске российского купечества. Раменская фабрика «П. Малютин и К?», в течение целого полустолетия славившаяся как своим техническим совершенством, так и заботами о быте рабочих. К 1860 году капитал Малютиных насчитывал более 22 миллионов. К этому времени из братьев остался в живых только Павел. К нему и перешло все обширное торговое дело «П. Малютин и К?». Необыкновенная выносливость и трудолюбие П.С. Малютина являлись его отличительными чертами. Все свои торговые книги он просматривал сам и просчитывал, повторяя сбоку итог и подписывая — «верно». В Раменское Павел Семенович приезжал обычно под вечер в «приезжую» (особняк В.С. Голицына, который к этому времени уехал на Кавказ прим. авт.), отдохнув, и одев халат шел на фабрику по крытому переходу. Осматривал – все ли в порядке и часто сильно расстраивался. Ездил он и на болота, где вырабатывался торф для фабрики и в лес, где выкорчевывали пни. Объезжая свои торговые владения, он нередко останавливался в деревнях. К служащим и рабочим Павел Семенович относился всегда с разборчивостью и помощникам своим советовал поступать так же. Пьяниц не терпел и часто гнал их от себя. Он вникал сам во все дела, входил в положение своих служащих и не оставлял без внимания трудолюбивых, честных и способных работников. С провинившимися не церемонился. Так, одному заупрямившемуся возчику он велел старшему приказчику «спину ему выпороть». Бывали случаи, что Павел Семенович выкупал рабочих из крепостной зависимости. Управление технической стороной Раменской фабрики, как и на всех мануфактурах того времени, находилось в руках англичан. Будучи человеком незаурядного ума и крепкой воли, Павел Семенович сменил за 10 лет пять директоров. Первым из них с 1843 по1846 годы был англичанин Яков Яковлевич Александер. Он имел одну, можно сказать, прогрессивную слабость — любил новые машины. Он выламывал не только установленные Менье (строителем фабричного корпуса прим. автора) “бельгийки”, но и те, которые устанавливал сам. Двухэтажный ватерный корпус, после того как там прекратили вырабатывать ровницу, был приспособлен директором под склад для “устаревших машин”. Чуть ли не ежемесячные “нововведения”, может и смущали хозяина, но он совершенно не разбирался в технике. Но однажды, Малютин узнает, что были заменены десять машин на точно такие же, которые простояли не больше месяца. Может быть директор и продолжал бы свою “модернизацию”, если бы не вскрылось, что Александеру английские фирмы платили большие комиссионные за покупку у них техники. Малютин был вне себя от понесенных убытков и уволил директора в 1846 году. На его место пришёл другой англичанин Вильям Джон (Джоу) Гамильтон. Он курил трубку, разговаривал и ругался по русски без акцента и ничего не знал о прядильном деле. В Англии он был крутильщиком канатов. Вскоре Малютин начал называть его Василием Ивановичем, а рабочие дали ему прозвище “Сарафанов”, за совершенно неукротимую страсть к женщинам. Он одаривал “любивших” его девушек и женщин лентами, кожаными сапогами и другими диковинками. Покупал он их не на свое жалование, а на деньги, которые Малютин отпускал на фабричные расходы. За полгода директор Василий Иванович привел фабрику в полный упадок. Малютин и его уволил.

После Гамильтона был принят Якоб Камерон, которого все стали звать Яков Яковлевич. Он потребовал оклад в 17000 рублей в год, хотя предыдущие директора получали на две тысячи меньше. Через несколько месяцев работы он предложил вместо дымовой трубы, проходящей в углу корпуса и подымающуюся над крышей всего на десять аршин, построить высокую трубу подальше от фабрики. Трубу построили к концу 1849 года. Она была раза в три выше фабрики и дымок ее рассеивался высоко в небе. Топка котла гудела от могучей тяги. Во время молебна в честь окончания работ была сильная вьюга. Хозяин стоял подальше от трубы, моля бога, чтобы труба не упала. Гости из Москвы удивлялись малютинскому размаху. Он выставил рабочим десять ведер водки, а Камерону подарил для услужения, купленного у Голицына, десятилетнего мальчика – сироту. Яков Яковлевич очень обиделся за такой подарок. Он, конечно, ожидал приличную премию. Но юноше дал свою фамилию и опекал его. Тот в свою очередь проработал на фабрике до самой революции. У Камерона очень часто случались запои. В такие дни фабрика портила настроение директору, и он приказывал прекратить работу. Сначала на один день, на два, а потом даже и на пять дней. «Простои убыточнее воровства»,- кричал Малютин и прислал на фабрику для надзора и наведения порядка своего приказчика Петра Семеновича Гальцова. А через два дня приехал в Раменское с новым директором. Камерон был попрежнему пьян. Его вещи выставили за ворота фабрики. Нового директора звали Климентий Локонович Доденгоф. У него была внешность артиста и он даже подгримировывал глаза. Он стал посещать раменские аристократические дома — графини Риччи и княгини Прозоровской-Голицыной. Доденгоф одевался изысканно, даже на фабрику он приходил в кофейного цвета фраке, голубых узких штанах и новых длинноносых штиблетах. Внешним своим великолепием Доденгоф сумел пустить пыль в глаза Малютину и выторговать у него жалование 21000 тысячу в год. На фабрике Доденгоф бывал редко. Большую часть времени он музицировал. Музыку он любил больше чем прядильное дело. Звуки скрипки до полудня были слышны из директорской квартиры. А затем в сопровождении какого-нибудь рабочего, несущего футляр, директор отправлялся музицировать под аккомпанемент пианино к Голицыным-Прозоровским. Фабрикой фактически управлял механик англичанин Адам Грин. Фабричные звали его Яков Иванович. Он не смущался, что ничего не смыслил в прядении, но Доденгоф знал не больше. “Управление” Грина в основном выражалось в обильной раздаче «зуботычин» рабочим. Даже одному он поленом сломал ключицу. Результаты руководства фабрикой директором – музыкантом и механиком – тупицей, не замедлили сказаться. Паровая машина, которая работала без ремонта и надзора в 1850 году развалилась на куски и на валу осталась одна только втулка. Фабрика встала на целых три месяца. Павел Семенович в 1851 году пригласил нового технолога Федора Михайловича Дмитриева (1829-1882) ночным смотрителем машин.

Увеличить фото [нажатий - 96]
52.55 Кб

Ф.М.Дмитриев

Федор Михайлович, только что закончил курс в Петербургском технологическом институте. Несмотря на юный возраст, вскоре приобрел полное доверие со стороны хозяина. Прошло всего полтора года и уволенного с фабрики П.С. Малютиным Якова Яковлевича Камерона восстановили в должности директора, но с условием, что его заместителем будет русский технолог. Не прошло и пяти лет, как Дмитриев уже становится ответственным директором, по тому времени должность значительная. Сотрудничество Дмитриева с Камероном продолжалось пять с половиной лет. Федор Михайлович вспоминал о нем с чувством глубокого уважения. Хорошо поставленное дело приносило большие барыши, но расширять производство на чужой земле Малютины не хотели, а Голицыны не соглашались продавать фабрику. Павел Семенович Малютин был человеком очень религиозным. На свои средства и владелицы Раменской волости княгини Анны Александровны Голицыной с детьми в 1852 году в селе Раменское был выстроен храм. Из «белой, княжеской» церкви престол во имя святой Живоначальныя Троицы был перенесён в новую, а «белая» была переосвящена во имя святых Бориса и Глеба, которая открывалась для прихожан только по большим праздникам. Самым значительным благотворительным делом Павла Семеновича Малютина стало учреждение в 1859 году Калужского Общественного Банка — на родине своего отца. Посвятил его памяти старшего брата Михаила. В письме в Городскую думу Павел Семенович так распорядился капиталами банка, на который он пожертвовал сто тысяч рублей серебром: “Когда капитал сей поступит в ворот, то получаемые с оного проценты ежегодно должны быть употребляемы на содержание мещанского училища для детей мужского пола с наименованием их пансионерами Михаила Малютина, на ежегодную выдачу беднейшим гражданам Калуги перед наступлением праздников Рождества Христова и Светлого Христова Воскресения”. Городская дума также должна была брать оттуда средства на обеспечение продовольствием бедных. А когда позволят прибыли банка, то он разрешил содержать на них: богадельню, учредить училище для сирот женского пола, выдавать приданое бедным девицам мещанского сословия (не менее ста рублей серебром каждой), оплачивать за беднейших мещан подати и повинности, на ремонт городских мостовых, пособия пострадавшим от наводнений, исправление Ильинского рва, покупка пожарных лошадей, содержание больниц и семей раненых и убитых солдат, ремонт ограды Пятницкого кладбища и многое другое. По степени развития оборотов Малютин также оставил за собой право “для скорейшего достижения желаемой цели делать дальнейшие денежные вклады”. В Калуге в 1870 году – открыто два крупных благотворительных учреждения – богадельня для бедных граждан и училище для сирот мещанского и купеческого сословий. Первый детский приют основан в 1871 году после эпидемии холеры, в доме, пожертвованном купцом Чудиным. В 1877 году приют Высочайшим повелением был присоединен к ведомству учреждений Императрицы Марии. Он выполнял функции интерната для тех бедных детей, которые во время работы родителей оставались без присмотра. Принимались в него калужане не моложе 3 лет, а достигшие двенадцатилетнего возраста выпускались из приюта с особым свидетельством. На первое время предполагалось содержать только двадцать ребятишек, но их оказалось сначала шестьдесят, затем более восьмидесяти, а к началу ХХ века — 160 человек. Здесь они обучались грамоте по программе народных школ. Девочкам дополнительно преподавали рукоделие и домоводство. За сорок лет существования банка на детей из его средств было истрачено свыше трехсот тысяч рублей. Жертвовались деньги реальному и приходским училищам, женской гимназии, погорельцам, на содержание дорог, больниц, на погребения, ремонт жилых зданий. В целом Малютиным было завещано Калуге на дела благотворительности 500 тысяч рублей золотом, но всего до революции банком было израсходовано свыше полутора миллионов рублей золотом. 2 июля 1912 года во всех калужских церквях служили всенощную. Так справляли юбилей Общественного банка братьев Михаила и Павла Малютиных. В день юбилея был ознаменован устройством общежития на 30 человек — выпускников приюта, где юные горожане могли совершенствоваться в учебе и ремеслах. Банк был в зените своего могущества и славы. Пребывать в таком состоянии ему предстояло еще коротких пять лет. Октябрьская Революция 1917 года декретом Совнаркома в одночасье национализировала все огромное имущество братьев Малютиных, сделав его государственным. Кроме тех высоких качеств, которыми обладал сам Павел Семенович как промышленный деятель, успеху дела способствовали в большой мере и умело выбранные помощники. Петр Семенович Гальцов (1820-1883) был преданейшим слугою Торгового дома Малютиных; будучи человеком большого ума и такта, он в течение сорока лет был главным руководителем коммерческой части всего предприятия; это положение он занимал, как при самом Павле Семеновиче, так и при его наследниках, до самой смерти. Что же касается Ф.М. Дмитриева (1829-1882), то это был замечательный человек и удивительный администратор, у которого не одно поколение инженеров училось искусству управлять большими промышленными предприятиями, который своей работой показал, что русские инженеры нисколько не уступают иностранцам. Деятельность Федора Михайловича послужила образцом для правительства при введении фабричных законов в 80-х и 90-х годах ХIХ столетия. Петр Семенович Гальцов называл его «гордостью не только дома Малютиных, но и всего нашего отечества». И действительно, вся научная, как профессора Московского Императорского технического училища, так и практическая его деятельность, как директора Раменской мануфактуры, заключала в себе идею сблизить интересы промышленника с благосостоянием рабочего класса. Из сослуживцев Ф.М. Дмитриева и П.С. Гальцова, заслуживает внимания — Александр Алексеевич Филатов (1821-1886), счетовод и кассир Раменской фабрики. Усвоив в детстве одну лишь грамоту, Александр Алексеевич всю жизнь занимался самообразованием. Он интересовался научными вопросами в области естествознания и истории, любил литературу, изучал философию. Появление на фабрике Ф.М. Дмитриева для него было праздником, потому что он почувствовал в нем единомышленника. Вскоре друзья пришли к мысли о необходимости открыть школу для малолетних рабочих. Но для этого нужно было преодолеть немало препятствий, из которых главным было — согласие помещика и материальная поддержка Павла Семеновича Малютина. Все было улажено, и 15-го января 1859 года счастливый Александр Алексеевич был уже учителем школы, в которой занимались 250 детей. Ученики делились на 2 смены по 125 человек в каждой. Ежедневные занятия, по 1-2 часа, велись в школе по системе Ланкастера, и, по свидетельству посетившего эту школу профессора М.Я. Киттары, успехи превзошли его ожидания. Раменская школа была знаменательным явлением того времени. В 1867 году Малютины выстроили прекрасное здание, пригласили в руководители одного из видных московских педагогов Н. В. Кашина, который руководил и другой школой Малютиных при их химическом заводе в Купавне. По примеру Раменской школы, начали впоследствии открывать свои школы Морозовы и другие провинциальные фабриканты. Во время ярмарки в Нижнем Новгороде Павел Семенович Малютин заболел холерой и 23 августа 1860 года умер. Тело его было перевезено в Москву и погребено, Митрополитом Филаретом, в Покровском монастыре. После смерти Павла Семеновича Малютина остались два дома в Москве лавки, склады, химический завод, крапповая фабрика, золотые прииски в Томской губернии, леса в Вологодской губернии, всяких товаров на 3 миллиона рублей, вклады в банках и др.

В завещании П.С. Малютина сказано: «жене Екатерине Фёдоровне 500000 рублей серебром с предоставлением права оставить капитал в торговых оборотах и получать от них 5% годовых или получить весь капитал в свое распоряжение.

Сыновьям, когда они достигнут совершеннолетия, т.е. по достижении 21 года, открыть в Москве торговый дом под фирмой “П. Малютин сыновья” не отделяя младших братьев. Кроме того каждый сын получал, кроме недвижимого имущества, 75000 рублей годового дохода, чтобы составить свой капитал (к сравнению ткач получал 396 рублей в год прим. автора).

Дочерям: замужней Евдокии и девице Александре наличными деньгами по 300000 рублей серебром, а остальные 200000 рублей, выдать после моей кончины через 3 года» и т д.

После смерти Павла Семеновича дом В.С. Голицына стал называться «домом директора», в нем стал жить с семьей Ф.М. Дмитриев (снесен в 1987 году прим. автора).

Руководство работой предприятий Промышленного и Торгового Товарищества «П.Малютина сыновья» возглавил старший сын Семен Павлович Малютин (1842-1869). Пользуясь поддержкой С.П. Малютина, Дмитриев принимается за реконструкцию и расширение производства, но Семён Павлович модернизировать чужую фабрику не захотел и поручил Фёдору Михайловичу написать князьям «категорическое» письмо. В нём сообщалось: «На специальном совете, бывшем у моих доверителей решено продолжать бумагопрядильное производство в Раменском, только при условии приобретения фабрики с землёй в собственность, в противном случае, машины с фабрики будут ввезены в Купавну, где мои доверители наметили строить новую фабрику».

После отмены крепостного права в 1861 году пустые корпуса было бы сложно сдать в аренду, поэтому в 1866 году Голицыны-Прозоровские продают фабрику Малютиным вместе с землёй за 83715 рублей 80 копеек — по тем временам за смехотворно низкую цену. Фабрика вот что из себя представляла: трёхэтажный каменный корпус, двухэтажный деревянный корпус, где разматывали пряжу, каменная литейная (на этом месте сейчас школа № 4 прим. автора), деревянный корпус, где размещался склад хлопка, так называемая ватерная (жилой корпус № 9); каменный сарай для готового товара, двухэтажный каменный дом и больница; каменный с мезонином дом с проходом на фабрику (бывший дом В.С. Голицына прим. автора), деревянный конный двор и несколько деревянных построек.

Когда в 1866 году фабрика с прилежащей к ней землей была приобретена наследниками Павла Семеновича, Ф.М. Дмитриев начинает интенсивно перестраивать фабрику, улучшать ее техническое оборудование. Устанавливает паровые машины, приводящие в движение английские станки, строит фабричный поселок с жилыми домами для рабочих и служащих с больницей, баней, магазином, пекарней и богадельной. Чистый капитал Малютиных к этому времени достиг 5437696 рублей. Расширение производства быстро пошло вперед; в конце 1868 года в новом здании были пущены в ход 31116 новых веретен, а в следующем году — 80 ткацких станков.

В 1870 году на мануфактурной выставке в Петербурге фабрика удостаивается государственного герба.

Рабочим наличные деньги на руки почти не выдавались. Они получали продукты в кредит через фабричный магазин. Каменное здание фабричной лавки в виде буквы П, построено в 1870 году (сохранилось до настоящего времени прим. авт.). Центральная часть двухэтажная, в которой располагалась пекарня, торговля и склады с глубокими ледниками и подвалами для хранения товаров. Все торговые операции производились за счет владельцев фабрики, которые стремились обеспечить рабочих товарами хорошего качества и по возможности дешевым ценам. Большинство из них поступало из Коломны и Бронниц.

В 1876 году фирма объединилась, было создано акционерное Промышленное и торговое товарищество “П. Малютина сыновей” на паях. Устав был утверждён 7 мая этого же года.

В 1876 году мануфактура имеет уже 69 000 веретен и 675 самоткацких станков, количество которых в 1880 году достигает 1 000, а число прядильных веретен — 98 000 штук; выработка товаров увеличилась до 268 500 пудов пряжи и 560 000 кусков суровых тканей. Эти изменения произошли на фабрике уже после смерти Семена Павловича.

После кончины старшего брата фабрика изменяет весь темп своей жизни и как бы замирает. Владельцы фабрики Михаил, Николай и Павел Малютины были далеки от дел.

Увеличить фото [нажатий - 62]
71.78 Кб

Михаил Павлович

Малютин

(фото 1860 г.)

Вот, что пишет о них П.С. Гальцов в 1875-1881 годах: «Михаил Павлович Малютин, в полном смысле слова, — честный, благородный, откровенной души человек, хорошо образованный, имевший желание поступить в Университет. Но на экзаменах провалился. За делами Торгового своего Дома сам не наблюдает, но надеется, что брат его Николай Павлович, давший обещание заниматься делами фирмы, исполняет свою обязанность свято. Получает 75000 рублей, их, ему недостает от безнравственной жизни он погибает. Сделался сыном Запада, свое родное, все и всех критикует, а сам едва не хуже всех. Стал продавать свои паи и в 1878 году прожил 279 паев (1395000 рублей). Такое мотовство – есть удел одного блудного сына. Участь его ожидает та же самая, но у него отца и матери нет, а следовательно и жалеть некому, а будут только осуждать».

«Николай Павлович почему то с детства всеми предназначен быть вторым Павлом Семеновичем, т.е. купцом честным, трудолюбивым и деятельным. Когда пришло время после смерти старшего их брата Семена Павловича вступать в дело, он торжественно заявил, что будет по всем силам своей возможности поддерживать значение своего Торгового Дома, и принялся деятельно заниматься делами. Но чем далее, — деятельность живет лучше, старается быть на виду, но не умеет и делает только ошибки; но занят пустяками, капитала не хватает. Все управление делами перепоручил подчиненным. Для людей неопытных к делу, как бы ни были велики поощрения,- делу пользы приносить не могут. Притом личная неправильная жизнь требующая денежных трат выше 75000 рублей в год… Освободившись из незаконной жизни за весьма большое денежное вознаграждение (он дал женщине замужней, которую не он совратил с пути законной жизни, а она его) 200 тысяч рублей. Будучи человеком с большим самомнением, подпадал под влияние льстивых людей, вследствие чего постоянно делал большие ошибки во вред делу».

«Павел Павлович имеет наклонность к одному только хорошему, но у него здоровье худое, самонадеянный из-за сознания своего могучего капитала...».

Громадная по своим размерам Раменская мануфактура была прочною только в руках первого поколения семьи Малютиных у Павла Семеновича и у его старшего сына Семена Павловича. Что же касается остальных трех сыновей: Михаила, Николая и Павла Павловичей, то в их руках оно пошло по инерции, при содействии таких надежных рулевых, как Ф. М. Дмитриев и П.С. Гальцов, которые направляли доверенный им корабль по правильному пути.

Братья Малютины внесли крупную денежную сумму в рождение Политехнического музея, который явился воплощением идей просвещения народа. Открытию его предшествовала политехническая выставка 1872 года. В период подготовки выставки был создан комитет по устройству музея под председательством Великого князя Константина Николаевича. Для строительства музея на Лубянке бесплатно дали участок земли и выделили 500 тысяч рублей из государственной казны на покрытие расходов. Многие экспонаты с выставки были переданы в дар музею. Кроме того, были сделаны денежные вклады П. Губониным, С. Голицыным и братьями Малютиными.

Михаил и Николай Малютины внесли 40 тысяч рублей серебром на создание технологического отдела. “Сочувствия той пользе, которую доставит Политехническая выставка, устраиваемая императорским обществом любителей естествознания в Москве, я предназначаю в распоряжение общества 20 тысяч рублей серебром...”, — писал в Комитет по устройству выставки Николай Павлович. На средства Малютиных были приобретены модели писчебумажной фабрики, маслобойного и свеклосахарного заводов, хлебопекарни, изготовили настенные чертежи различных химических производств.

На этой выставке Раменскому фабричному училищу была вручена высшая награда — Большая золотая медаль. За устройство экспозиции показательной школы взялись секретарь комитета грамотности при обществе сельского хозяйства Кашин и комиссия по улучшению быта рабочих. Братья Малютины выделили для этого значительные средства. На выставке были представлены: 36 комплектов пособий по математике, истории, географии, грамоте, Закону Божию и др. Предметы для рисования и черчения, репродукции с картин исторического содержания, несколько из них из жизни Петра I. Минералогические коллекции с этикетками, откуда и когда они поступили, образцы почв с описанием, где какая почва взята в России и что на ней лучше сеять. Коллекция образцов пород деревьев с пояснениями, где они произрастают и чем полезны, коллекция хлопка, фабричные веретена, простейшие модели машин, а также миниатюрные интерьеры классных комнат- кабинетов. Особый интерес у посетителей выставки вызывала школьная мебель в натуральную величину. Работниками выставки демонстрировалась складная парта которая с математической точностью соответствовала наклону стола и положению груди ученика и его ног на перекладине; но если сложить эту парту, то получался пюпитр. Его использовали на уроках пения. В техническом отделе выставки Малютины экспонировали бумагопрядильную фабрику, химическую продукцию для отбеливания и крашения тканей, дубильные вещества. За образцовое производство химических продуктов и деятельное участие в выставке, отличную организацию бумагопрядильного отдела Малютины были награждены Адресом первой степени, за коллекцию дубильных, красильных веществ и химическую продукцию – Большой золотой медалью выставки.

В 1877 году в церкви во имя святой Живоначальныя Троицы был повешен колокол в 550 пудов. По словам священника С.А. Парусникова : «Вследствие сильного увеличения населения фабрики, храм довольно обширный для обыкновенного сельского прихода, стал здесь тесен». И вот, на склоне лет, Александр Алексеевич Филатов все силы направил к тому, чтобы расширить его. Подобно юноше, полному сил и энергии, он взялся за это дело. Испросил у Малютиных средства, выхлопотал должное разрешение и лично следил за точным выполнением строительных работ и «казалось, сам готов был носить и самые камни». В 1884 году были освящены пристроенные к храму трапезная с двумя приделами и колокольня по проекту архитектора Аркадия Яковлевича Целерова. В 1889 году освящены ещё два престола во имя Успения Богоматери и святого Архистратига Михаила, проведено калориферное отопление и построена сторожка, по проекту архитектора Георгия Александровича Кайзера. В 1906 году по проекту архитектора П. Зыкова была выстроена новая, железная и филёнчатая на каменных столбах и на таком же цоколе, ограда. По страховой оценке от 6 июля 1910 года все иконостасы храма оценены в 20000 рублей.

Ф.М. Дмитриев с разрешения Малютиных продолжил модернизировать фабрику. На 3-х этажном корпусе ткацкой, фабрики было надстроено 2 этажа, а к 1884 году уже после смерти Ф.М. Дмитриева было поставлено и пущено в ход 32000 веретён. С этого времени введена выработка кручёной пряжи, а также пряжи тонких номеров, фасонное ткачество всё более вытесняет простое.

В 1882 году на Всероссийской гигиенической выставке в Петербурге продукция фабрики получает высшую награду — Государственный герб. В 1902 году почётный диплом и бронзовую медаль «В память о Всероссийской Выставке 1882 года».

После смерти Федора Михайловича 24 года возглавлял фабрику его брат — Владимир Михайлович Дмитриев (1834-1906). Он начал свою трудовую деятельность 27 апреля 1855 года на Докторовском химическом заводе, а затем перешел на Раменскую фабрику сначала в качестве механика, а потом занял должность помощника директора Ф.М. Дмитриева. Став самостоятельным руководителем он продолжил развивать начатое братом дело, расширения и усовершенствования производства. Если в 1855 году фабрика имела 23000 прядильных веретен, то к началу, когда он стал директором уже 98000 и 1000 ткацких станков, а к 1905 году 150460 прядильных веретен, 5936 крутильных веретен и 1622 ткацких станка, занимающих два пятиэтажных корпуса. Производство продукции почти удвоилось с применением последних усовершенствований: применения гребенного чесания для выработки высоких номеров пряжи, введением узорчатого ткачества, устройством вентиляции, увлажнения, электрического освещения, автоматических огнетушителей, улучшением водопровода и противопожарных средств. Владимир Михайлович очень тактично проводил в жизнь новые нормы фабрично-заводского законодательства, которые серьёзно затрагивали экономический быт рабочих. Благодаря такой политике новые законы вошли в жизнь плавно и спокойно, без волнений. Большое внимание Владимир Михайлович уделял улучшению быта рабочих на устройство: больниц, школы, богадельни, столовых, ночлежных домов и проч. Кроме того, заботился о старых и больных рабочих и служащих, о вдовах и сиротах. В 50-летний юбилей служения фирме Малютиных в 1905 году сослуживцы и рабочие мастерских открыли счет в банке для благотворительного фонда имени Владимира Михайловича Дмитриева. Сын Фёдора Михайловича Дмитриева – Александр (1864-1914) был его помощником, а затем и директором с 1906 по 1909 годы.

Под руководством Владимира Михайловича в 1883 году строится специальный газовый завод для освещения фабрики.

В 1885 — 1886 годах построены спальные бараки для рабочих, приходящих из дальних деревень.

В 1888 году возведено деревянное здание родильного приюта на 10 кроватей, куда была приглашена акушерка. Беременные женщины отпускались на некоторое время, до родов с работы, а кормящие грудью два раза в смену отпускались домой. В шести корпусах устроены детские ясли, где младенцы находились под присмотром нянь. С этого же года вводится обязательное оспопрививание.

Малютины на левой стороне Большой Сухаревской площади строят в 1891 году трехэтажный дом 1/2, по проекту архитектора Г. П. Воронина.

В этом же году построено в селе Раменское каменное здание больницы. Фабричный врач переселился в село, а в 1892 году приглашён – второй, в 1895 – фельдшер, в 1900 – третий врач (в настоящее время на здании надстроены ещё два этажа и в ней находится терапевтическое отделение ЦРБ – прим. автора). В больнице располагались: амбулатория, лаборатория, операционная, три мужских и три женских палаты, общая столовая, подсобные и служебные помещения.

В 1892 году построен инфекционный барак на 30 кроватей.

На следующий год на Всемирной выставке в Чикаго продукция фабрики удостаивается высшей награды — Бронзовой медали.

В 1896 году расширены и улучшены здания лечебницы и родильного приюта. Врачебная помощь рабочим и их семьям оказывалась бесплатно, также как и получение лекарств в аптеке. В случаях острого и тяжелого заболевания местных жителей, не работающих на фабрике, им тоже помощь оказывалась бесплатно. При приеме на работу временных рабочих (каменщиков, плотников и пр.) проводилось медицинское обследование. Заразные больные немедленно изолировались, при необходимости вещи уничтожались с их компенсацией. Если заболевали в фабричных домах, квартира дезинфицировалась и заново перекрашивалась. Семья больного не допускалась к работе, пока он не выздоравливал. За вынужденный прогул членам семьи выплачивалась заработная плата, как за рабочие дни. Ещё до издания закона о надзоре за фабриками на ней было установлено правило, по которому каждому рабочему, пострадавшему на производстве, выдавалось полное жалование за всё время болезни (за 1899 год было выдано 1709 рублей 20 копеек). Неспособные к труду по вине фабрики получали пожизненное пособие. По смерти кормильца пособие получала его семья (размеры пособия зависели от стажа работы, размера жалования и семейного положения).

Кроме того, предусматривались единовременные выплаты, выдаваемые из «штрафного капитала»: погорельцам и бывшим рабочим по тем или иным нуждам.

В 1893 году открыта богадельня для престарелых рабочих, находившихся на полном обеспечении, в специально построенных двух зданиях: деревянном и каменном.

На Всероссийской художественно – промышленной выставке в Нижнем Новгороде в 1896 году в третий раз фабрика получила государственный герб.

В 1897 году в селе Раменское проживало 8502 человек, из которых 6885 являлись жителями фабричного двора. Проведено электричество для станков и освещения. В старом трёхэтажном корпусе открыто ватное производство.

Баня была построена в 1898 году. Работала два раза в неделю для мужчин, а затем для женщин. Сточные воды из ретирад, бани, прачечной и здания фабрики сливались по сети канализационных труб на окраину двора, где размещалась биологическая очистная станция, единственная в Московской губернии. Введена в строй в 1911 году.

На фабрике было специальное детское отделение, куда принимались мальчики и девочки в возрасте 8 – 10 лет. Оно называлось «Голубятней» и находилось на шестом этаже. Дети, измазанные в машинном масле, сидели парами на скамейках «верхом» и разбирали хлопчатобумажные концы. Получали они за эту работу 3 рубля.

В 1898 году деревянное здание школы сгорело. Новое каменное учебное заведение построено через два года, существующее и по сей день (школа № 4 , прим. автора). В школе обучалось 650 детей. Штат учителей составлял 21 человек. Библиотека была крупнейшей в Бронницком уезде и насчитывала 17000 томов. При школе имелся зрительный зал, где проводились публичные чтения литературы с показом туманных картинок, ставились спектакли Московскими театрами.

В 1899 году к прядильно-ткацкому корпусу сделана пятиэтажная пристройка во всю ширину корпуса, в который в начале 1900 года было поставлено и пущено в ход 14800 ватерных веретён и 300 ткацких станков. Прядильное отделение состояло из 196848 прядильных, 93402 мюльных, 53356 ватерных и 2096 крутильных веретён; ткацкое – из 1688 станков (из них 170 жаккардовых и 530 с приборами “Добби”); ватное — из 12 чесальных машин. Все станки приводились в движение 5 паровыми машинами, развивающими в общей сложности 4090 индикаторных сил. Пар поставлялся 23 котлами, отапливаемых остатками нефти и торфом. Он разрабатывался на собственных и арендуемых в окрестностях болотах.

Механическая и литейная мастерские находились в отдельном здании, соединённым с фабрикой.

На групповом снимке 1912 года изображено руководство фабрики. Слева направо: Алексей Никитич Державин — инженер-механик, заведующий старо-прядильной фабрикой, работал на фабрике с 1889 года.

Георгий Васильевич Муравьев главный бухгалтер, потомственный Почетный гражданин, на производстве с 1882 года.

Федор Юльевич Рутман – инженер-механик, помощник заведующего ткацкой фабрикой с 1904 года.

Виктор Викторович Зотиков (1850-?) поступил на Раменскую мануфактуру на должность инженера-механика в 1871 году. В 1906 году при массовой стачке рабочих вызвал из Москвы карателей-казаков для разгона демонстрантов.

В 1907 году при переходе фабрики во владение Егорьевского купца М.Н. Бардыгина он оставался в этой должности. С 1909 года до Октябрьского переворота работал директором. В 1917 году остановил фабрику и вывесил на воротах объявление: «Ввиду того, что на фабрике нет хлопка и топлива – фабрика работать не будет». В зале школы собрались рабочие. Здесь же присутствовал и В.В. Зотиков. Когда закричали: «Снять директора, он нас задушил. На тачку его и в озеро». Раздраженный такой неприятной для него встречей он заявил: «Я не признаю никакого собрания. Меня Бардыгин поставил директором и я ему одному только подчиняюсь» и покинул собрание. В стране, истощенной империалистической войной, становилось всё хуже и хуже с продовольствием. И тогда случился социальный взрыв: возмущенная толпа набросилась на старенького директора, отдавшего распоряжение не выдавать хлеб из магазина. Его били об столб. Фабричное руководство ничего не могло сделать. Когда возмущение схлынуло, изуродованному человеку попытались оказать помощь. В связи с нарастающим революционным движением В.В. Зотиков с фабрики уволился по болезни.

Владимир Иосифович Никитин (1879-1956) — коллежский секретарь, с 1909 года заведующий хозяйственным отделом фабрики. Родился в Егорьевске. После окончания в 1899 году 4-ой московской мужской гимназии поступил в университет на математический факультет. В 23 года женился на Софии Ивановне Казачковой. Молодая чета жила в Москве. По настоянию родителей Владимир Иосифович перешел на юридический факультет. После его окончания В.И. Никитин с семьей получил место на Раменской бумагопрядильной фабрике «П. Малютина сыновей», которая уже принадлежала Михаилу Никифоровичу Бардыгину. Владимир Иосифович занимался строительством нового бетонного корпуса, ремонтом и обустройством бараков для рабочих, развитием соцкультбыта. Он ездил на всемирную пожарную выставку, где закупил самое новейшее оборудование для пожарной дружины. Владимир Иосифович был председателем, созданного им, Малютинского клуба спорта. В каких только секциях не занимались рабочие и служащие: футбол, легкая атлетика, пятиборье, стрельба, большой теннис, хоккей, лыжи, фигурное катание и чуть ли не бабслей, т.к. у высоченной деревянной горы существовал еще и вираж! Во время I мировой войны он в корпусах устроил госпиталь для раненых. После революции Владимир Иосифович с семьей жил в Москве. В начале 1918 года его вызвали на Раменскую фабрику директором. Когда он приехал его начали качать, называя «своим». В августе 1918 года после конфискации библиотеки и части имущества его арестовали. Через месяц отпустили, затем еще раз держали полгода. В советское время каких только должностей он не занимал. Был ответственным за торфоразработки, начальником отдела кадров, главным экономистом, главным бухгалтером, садовником и др.

Казимир Фридрихович Галькадер прибыл в Раменское из Варшавы, заведующий ткацкой фабрикой с 1901 года. Когда он собрался в 1909 году поехать к себе на родин, шлихтовальщики преподнесли ему подарок и очень теплое письмо, где благодарили его за доброе и уважительное отношении к ним.

Василий Георгиевич Сутклиф — Великобританский подданный, заведующий ново-прядильной фабрикой, работал на мануфактуре с 1909 года.

В1907 году недвижимое имущество фирмы составляло 1600 паев. Ими владели 38 человек. Из них у Николая Павловича Малютина было всего 6 паев. К этому времени его братьев в живых уже не было.

С переходом фирмы к Ворониным дела фирмы стали ухудшаться, а паи распыляться, пока их не скупил Егорьевский промышленник Михаил Никифорович Бардыгин, который к этому времени уже имел 700 паев. Он владел Раменской фабрикой до ее национализации в 1918 году. Марка фирмы осталась прежней “Промышленное и Торговое товарищество “П. Малютина сыновей”.

Администрация фабрики отправила 28 сентября 1917 года начальнику политического отдела штаба МВО и комиссару труда телеграмму следующего содержания: «На нашей фабрике при ст. Раменская Казанской ж.д. вчера, 27 сентября, ... произошли серьезные беспорядки. Сегодня настроение продолжает быть крайне тревожным. Просим немедленно усиленной охраны для оставшихся на фабрике, служащих и их семейств. Товарищество «П. Малютина сыновей».

2 октября 1917 года фабрика была закрыта.

 

 

Подготовила ученый секретарь музея Лисина И.А.

 

 

[ В начало ]

 
 
 

Обсуждение

 


Условия обсуждения:

Длина тематической ветви не более 16 ответов.

Cообщения, не относящиеся к обсуждению материала, оскорбляющие участников или содержащие ненормативную лексику, будут удалены без предупреждений. Объявления или сообщения, носящие рекламный/агиационый характер, будут также удалены.

Модератор: info@ramenskoye.ru

 

   Открыть новую тему

31   От : user  Suhov   Тема : предприниматели и барыги

2012-04-27 10:30:58   

пока строили были предпринимателями. как делить паи стали в барыг превратились.

 

хорошая статья. только автору:

 

"...С 1909 года до Октябрьского переворота работал директором.."

 

в 17 году был не переворот а революция. к власти пришли другие люди с новыми идеями.

переворот был в 91 году. когда старые люди перевернулись к народу задницей. предали. и как сказал шайтаныч. хочется в лицо плюнуть за предательство и измену.

 

для чистоты истории требуется продолжение вашей статьи о фабрике малютина с 1917 по 1991 год. и с 1991 года по 2012.

 

Написать ответ

 

27   От : user  Shaitani4   

2012-04-27 10:39:05   

ну вообще переворот и революция — суть одно и тоже :)

 

Написать ответ

 


 

Техническое сопровождение и информационная поддержка: Управление муниципальных услуг и развития ИКТ Администрации Раменского района.
info@ramenskoye.ru

 

Дата открытия веб-сайта:
Август 2001